Главная

Архив

Тематические разделы
Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Исполнительское искусство
Музыкальная педагогика

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Реклама

Контакты

 

 

Написано специально для журнала "Израиль XXI"

МУЗЫКАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ - СУЩНОСТЬ, ФОРМЫ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЕЁ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ

Тамилла Кенгерлинская

Мне ненавистно всякое знание, которое
непосредственно не побуждает меня к действию и
не оплодотворяет мою деятельность


И. В. Гёте.

      Время всегда являлось одним из самых ценных факторов в процессе человеческой жизнедеятельности. Человек каждой исторической эпохи стремился как можно быстрее осуществлять ту или иную свою деятельность и выделять для себя как можно больше свободного времени. Для современного индивида эта проблема является ещё более актуальной, так как темпы современной жизни предельно ускорены и чем больше человек старается сократить время, тем больше оно ускоряется. Видимо, есть какая-то тайна в этом парадоксальном процессе.

      Этот краткий, несколько философский пролог связан с идеей настоящей статьи, так как особенно сегодня профессиональный рост специалиста любого профиля происходит в условаиях жесточайшего противоречия "...между возрастающим с огромной скоростью объёмом информации, которую необходимо усвоить будущему выпускнику вуза, и ограниченными его возможностями осуществить это в традиционно отводимые сроки. Разрешение этого противоречия требует создания и внедрения принципиально новых технологий обучения, предполагающих качественное усвоение больших объёмов информации, например, специальных интегрированных курсов, объединяющих и концентрированно выражающих содержание несколько существовавших ранее отдельных учебных дисциплин".[1]

      Любому профессиональному музыканту хорошо известно, что процесс обучения музыке немыслим без колоссальных временных затрат, когда приходится посвящать музыкальной деятельности достаточно много времени, лишая себя чтения любимых книг, общения с природой, с друзьями и многого другого, столь естественного и желанного для каждого человека. Да, музыкальная деятельность требует максимальной отдачи умственных, духовных, физических сил, которые в свою очередь обусловливают необходимость большого количества времени.

      Как сориентироваться в необъятном пространстве информационного поля, для восприятия которого необходимо адекватное количество времени? Столь сложную проблему человечество разрешает путём создания всё более совершенных информационных средств и современных технологий обучения, среди которых приоритетным направлением является интегративное. Адаптация данного направления к системе музыкального обучения приводит нас к мысли о том, что в сущности истоки его заложены в историческом прошлом: профессия музыканта по сути своей была интегративна и носила синкретичный характер.

      Это наблюдалось как в восточной, так и в западноевропейской музыкальной культуре: профессия музыканта предполагала композиторскую, импровизаторскую, исполнительскую, педагогическую и зачастую научную деятельность. В дальнейшем постепенный процесс её дифференциации был связан со всё более увеличивающимся потоком информации и соответственно объёмом общих и специальных знаний.

      Сегодня музыкальная профессия предельно дифференцирована: в ней сосуществуют различные самостоятельные специальности, но все они объединены участием в различных видах музыкальной деятельности. Таким образом, общим основанием и обязательным условием для всех систем музыкального обучения является необходимое участие в различных видах музыкальной деятельности: восприятие, исполнение, импровизация, сочинение, изучение.

      В настоящее время, мы стоим перед выбором различных систем обучения, в том числе и музыкального. Процесс их апробации достаточно длительный, он может исчисляться не одним десятком лет, и к сожалению, нет абсолютной уверенности в том, что его результаты могут оказаться положительными. Как определить среди них наиболее перспективную или свести к минимуму возможные негативные последствия? Лет 20 назад существующая единая советская система обучения не ставила задач её определения и выбора. Но всё познаётся в сранении и сегодня, имея возможность знакомиться с различными образовательными системами, мы действительно по-настоящему оцениваем их положительные и вместе с тем отрицательные стороны.

      Безусловно, что каждый обучающийся вправе выбирать ту систему, которую он считает для себя необходимой и наиболее приемлимой, однако необходимо знать, что в любой системе музыкального обучения участие в различных видах музыкальной деятельности обусловливает и различную степень музыкального развития. Другими словами, помимо множества других важных факторов, активность и эффективность музыкального обучения и воспитания напрямую зависит и от того, в какой конкретно форме музыкальной деятельности участвует обучающийся. Для обоснованности и достаточной убедительности данного вывода проанализируем сначала саму сущность и значение музыкальной деятельности в целом.

      Oбщеизвестно, что любая способность развивается в процессе соответствующей деятельности, следовательно, и музыкальные способности будут развиваться в процессе музыкальной деятельности, то есть процесс музыкального воспитания, развития, обучения личности осуществляемый в различных видах музыкальной деятельности обусловлен степенью их активности, то есть эффективноcтью их составляющей.

      Прежде чем, приступить к изучению сущности, специфики и значимости музыкальной деятельности приведём несколько высказываний специалистов, которые одинаково значимо определяют необходимость, степень и роль деятельности в формировании личности человека.

      "Предметные знания, независимо от того, представлены они на уровне отдельных явлений или на уровне сущности, не исчерпывают собой содержания обучения. Человек никогда не может ни усвоить, ни хранить знания само по себе: они всегда включены у него в ту или иную деятельность, занимая в ней структурное место или объекта этой деятельности, или её ориентировочной основы, или продукта. Какая деятельность должна быть выбрана для усвоения и хранения знаний -определяется, прежде всего, целями обучения, т.е. тем, для решения каких задач организуется обучение".[2]

      "Интерес к музыке, к процессу музыкального самообразования, к необходимости развивать свои музыкальные способности возникает у учеников не только от увлекательности занятий и интересных рассказов учителя, а прежде всего, как результат собственной успешной (а значит, прежде всего умелой, получающейся) музыкальной, художественной деятельности; вот почему с самого начала работы следует чётко направлять учащихся на решение учебно-музыкальных задач, приучать их к специфическому, музыкально обусловленному учебному труду".[3]

      "Музыкальная деятельность - мощное средство приобщения к музыкальному искусству, так как в процессе неё с помощью определённых знаний, умений и навыков происходит воспроизведение силами и возможностями самого ученика конкретного музыкального произведения. Таким образом, ребёнок выступает здесь не как пассивный наблюдатель, а как активный созидатель, творец. Музыкальная деятельность в силу своей специфики, является средством, дающим возможность самовыражения, способом утверждения своего "Я", что является активным стимулом для формирования важных и трудноформируемых качеств личности".[4]

      "Овладение каким-либо видом музыкальной деятельности - сложный и длительный процесс, требующий неустанных усилий и постоянных упражнений и потому - большой трудоспособности и терпеливости того, кто избрал музыку своей профессией или просто любимым занятием".[5]

      Таким образом, сама значимость музыкальной деятельности и различная степень активности её форм не вызывает сомнений. Возникает вопрос: какой логически верной формулировкой можно охарактеризовать музыкальную деятельность? Новейшие исследования в области методологии определяют её как "учение об организации любой человеческой деятельности: и научной, и любой практической профессиональной деятельности, и художественной, и религиозной, и правовой и т.д. - с одной стороны. С другой стороны - и индивидуальной, и коллективной деятельности".[6]

      В определении же понятия деятельность наука рассматривает "целенаправленную активность человека" (термин А.М. Новикова ). Опираясь на фундаментальное и научное понимание данного термина, можно определить и сущность понятия музыкальной деятельности как целенаправленную активность человека в сфере музыкального искусства и более конкретно - музыкальная деятельность это целенаправленная музыкальная активность человека. "Искусство даже на элементарной ступени, как, например, в школьном пении, - это высшая активность".[7]

      Если исходить из классификации деятельности по целевой направленности: игра, учение, труд, то в сфере образования можно говорить об игровой, учебной и трудовой деятельности. Трудовая деятельность в сфере образования двояка: научно-исследовательская и практическая педагогическая (образовательная) деятельность. Следовательно, в сфере музыкального образования можно говорить о музыкально-игровой, музыкально-учебной и музыкально-трудовой деятельности (последняя возможна и как научно- исследовательская, и как практическая педагогическая, и как артистическая).

      Вместе с тем, все три вида музыкальной деятельности в сфере музыкального образования могут осуществляться в индивидуальной, групповой и коллективной форме. Например: коллективная форма - это урок хора, музыкальной литературы и сольфеджио в музыкальной школе, урок музыки в общеобразовательной школе, лекция по специальным музыкальным дисциплинам в высшем учебном заведении; групповая форма - это урок инструментального или вокального ансамбля (дуэт, трио, квартет и т.д.); индивидуальная форма - это занятия по музыкальной специальности (обучение на различных музыкальных инструментах, вокал, дирижирование, композиция, музыковедение).

      Наконец, самые важные и значимые формы: музыкальная деятельность классифицируется по особым, характерным только ей, специфическим формам. Она может осуществляться: в форме музыкального восприятия (слушания), в форме исполнения музыки (дирижирование, пение, игра на различных музыкальных инструментах), в форме сочинения (импровизация) и в форме её изучения.

      Все основные формы музыкальной деятельности, обладая разной степенью восприятия музыки, в конечном счете ориентируют и определяют профессиональную направленность музыканта: исполнитель, слушатель, композитор, музыковед. Таким образом, эту классификацию мы определяем по специальным или профессиональным целям. Взяв за основу понимание музыкальной деятельности как целенаправленную музыкальную активность и три типа классификации форм музыкальной деятельности по целевой направленности можно определить их главную сущность в процессе музыкального образования. Формы музыкальной деятельности - представляют собой особую и сложную структуру, основанную на взаимодействии и взаимозависимости различных видов, объединенных единой мотивационной целью - процессом музыкального познания.

      Другими словами, в процессе музыкального образования возможен выбор любых форм музыкальной деятельности, их различных соотношений, вариантов, но все они объединены одной мотивационной целью. Например, музыкальные занятия могут осуществляются в форме групповой или коллективной, игровой или учебной, в форме слушания, исполнения и импровизаций.

      Таким образом, формы музыкальной деятельности классифицируются на три типа, каждый из которых обладает своей конкретной сущностью:

         - первый тип классифицируется по форме организации (индивидуальная, групповая, коллективная);

         - второй тип по целевой направленности (игровая, учебная, трудовая);

         - третий тип по форме осуществления (слушание, изучение, исполнение, сочинение).

      Все формы музыкальной деятельности глубоко взаимосвязаны и отличаются по степени сложности и глубины постижения музыкального искусства, т.е. по степени музыкально-деятельностной активности. Именно этот фактор имеет определяющее значение для процесса музыкального обучения, так как его результативность зависит от участия в конкретной форме музыкальной деятельности. Например, процесс музыкального познания, осуществляемый в форме только слушания или только изучения музыки менее активный, чем процесс её исполнения (наличие двух форм: слушания и исполнения-интерпретации) или сочинения (присутствие трех форм - слушание, исполнение, создание). Возможен и более сложный уровень музыкального познания - как синтез всех основных форм: слушание, изучение, исполнение, сочинение. "…Опыт свидетельствует: процессы развития учащегося-музыканта протекают особенно эффективно в тех случаях, когда он конкретно (а не умозрительно), посредством практических, "собственноручных" действий оперирует с материалом. Именно такую возможность предоставляет ему исполнительство".[8]

      Таким образом, исполнение и ещё более сочинение, как форма музыкальной деятельности, совмещая все основные виды, являются наиболее активными формами, участие в которых способствует эффективности и интенсивности музыкального развития и обучения. Следовательно, их преимущества над другими безусловны. "Ибо в музыке, более чем в какой-либо другой области искусства, понимание даётся лишь тем, кто совершает какое-то действенное усилие. Одного пассивного восприятия недостаточно, слышать известные комбинации звуков и бессознательно привыкнуть к ним вовсе не то же самое, что воспринять и понять их, ибо можно слушать и не слышать, смотреть и не видеть. Отсутствие действенного усилия и привычка к тому, что даётся легко, развивает лень".[9]

      В процессе музыкального образования все данные формы имеют основополагающее значение, так как участие в них (одновременно в двух и более) определяет степень музыкально-деятельностной активности человека и в целом уровень познания музыкального искусства. "Это очень важно, потому что пассивно воспринимаемая музыка гипнотизирует чувство и завораживает волю, актуальное же постижение нё, наоборот, усиливает интенсивность переживаний и раскрывает перед человеком богатый мир слуховых образов".[10]

      Сегодня, особенно важно, чтобы и профессиональное и общее музыкальное обучение осуществлялось гармонично и всесторонне. Каждое из них, предполагая свою определённую цель, должно способствовать воспитанию Музыканта, не важно профессионала или любителя, в том истинно эстетическом значении, которое мы вкладываем в это понятие. Не стоит перегружать себя работой за инструментом, затрачивая колоссальное количество времени, лучше посидеть один час, но так, чтобы уставали не руки, а уши и голова, а остальное время послушать ночную тишину, утреннюю трель соловья, шелест осенних листьев под ногами, шум морского прибоя и многое другое, которое обострит и обогатит слуховое сознание и музыкально-творческое воображение, разбудит музыкальную фантазию и интуицию и поможет найти и воплотить музыкальную идею, замысел, образ или осуществить убедительную художественно-исполнительскую интерпретацию. Порой, мы недооцениваем эстетическую и духовную значимость всех этих факторов в музыкальном обучении, активно воздействующих на богатство слухового воображения и пытаемся компенсировать их отсутствие увеличением количества часов работы за инструментом.

      Именно активность слухового фактора должна доминировать и определять рациональность, эффективность и результативность любых форм музыкальной деятельности. В противном случае, мы будем констатировать лишь хорошую выучку у исполнителя, запрограмированную и бездушную музыку у композитора, застывшую, схематичную методику обучения у педагога и скучные, заумные мысли музыканта-учёного. В данном случае все эти отрицательные последствия неизбежны.

      Современному музыканту, совершенствующемуся в определённой музыкальной профессии, важно хорошо владеть всеми видами музыкальной деятельности, так как их интеграция предохраняет от слуховой инертности и притупляемости. Они помогают всестороннему и гармоническому развитию профессионального музыканта, для которого успешное владение всеми видами музыкальной деятельности, помогает полноценно и эффективно специализироваться и в одной, конкретной. В результате такого интегративного музыкального обучения мы сможем воспитать и музыканта-любителя, благодарного посетителя концертных залов и музыканта-профессионала, способного воспитывать и воздействовать своим искусством - исполнительским, композиторским, педагогическим - на слушателей.

      Глубоко актуальны и гармоничны сегодня мысли Л.Оборина о том, что процесс сочинения музыки является более сложным, интенсивным и напряжённым по своей духовно-творческой сути, нежели процесс её интерпретации, так как композиция будит в исполнителе особые творческие силы. "...Остаётся лишь пожалеть, что нынешнее поколение молодых пианистов, всецело поглощёноое заботами о развитии и скрупулёзной шлифовке своего виртуозно-технического мастерства, утратило вкус и охоту к такому занятию, как созидание музыки".[11]

      Музыкальная гениальность зависит от многих важных факторов, но определяющим является активность слуховых анализаторов в процессе музыкальной деятельности, которая и определяет количество часов работы за инструментом. Поэтому интегративная система обучения, которая стимулирует данную активность с помощью различных видов музыкальной деятельности будет иметь свои преимущества над другими. Конечно, хороший педагог тот, у которого хотят учиться, но при этом хорошо бы учиться эффективно и результативно, то есть с минимальными потерями.