Главная

Архив

Тематические разделы
Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Исполнительское искусство
Музыкальная педагогика
Литературные приложения

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Контакты

 

 

ВЫ СЛЫШАЛИ?

(Стихи о музыке)

Илья Войтовецкий

ЭЙН-ЕРКАМ

Ключ Эйн-Еркам бьёт в глубине расщелины на дне большого оврага в Негевской пустыне. Отвесные борта оврага, уходя вверх, образуют своими навесами разомкнутый купол, который завершается небосводом. Отполированные водой стены и колонны создают впечатление храма, а тишина на дне давит на барабанные перепонки до головокружения. Я езжу туда слушать тишину.

Каменноликий
ключ Эйн-Еркам -
каких религий
безвестный храм?
Взметнуло небо
свод на столбах.
Грохочет немо
апостол Бах* -
в тиши расщелин
немой ручей.
Ищи: а чей он?
Не-мой-ни-чей.
Глубь многотонна:
стена, навес.
Сойди, Мадонна,
со дна небес!
Откройся, Будда!
спустись, Аллах!
Играй прелюды
апостол Бах!
В тени реликвий
включи орган,
каменноликий
ключ Эйн-Еркам!

1987

*Бах по-немецки значит ручей

ЦУНАМИ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ

(Прелюд)

На временнoм отрезке оном
гляжу на заоконный люд,
пью чай Высоцкого с лимоном
и Баха слушаю - "Прелюд".
Всё соразмерено и ровно,
и ясно за моим окном:
отходит поезд от перрона,
старушка входит в гастроном,
в песочнице играют дети,
идут дожди, течёт река.
И если есть беда на свете,
она пока что далека,
она чужая.
А покуда
уже идёт отсчёт минут…
Гляжу на мельтешенье люда
и Баха слушаю.
Прелюд.

12 января 2005 года

ДУХОВОЙ ОРКЕСТР

В августе 2004 года я с семьёй впервые за много лет посетил Россию. Авиарейсом Тель-Авив-Франкфурт-на-Майне-Таллинн мы прилетели в Эстонию, провели там две недели, а затем паромом прибыли в Санкт-Петербург.

          Моим питерским друзьям
          Жене и Вите Костюковским-Забелиным

День коротая в полудрёме,
мы шли на рейсовом пароме -
кто в гости, кто спешил домой.
Мы направлялись в город Питер.
Лицо мне вольный ветер вытер.
Остался Таллинн за кормой.

Вино некрепкое в бокале.
Прокрался луч меж облаками,
чтоб тут же утонуть в вине.
Светило погрузилось в море,
сгустились сумерки, и вскоре
качнулся месяц на волне.

Морских просторов покоритель,
я ждал, когда увижу Питер -
впервые через много лет.
Ночь минула.
Настало утро.
Над гладью колыхнулся смутно
остроконечный силуэт.

И день настал.
Но встретил день я
без должного сердцебиенья,
о коем думалось с утра.
Припомнилось как озаренье:
"Люблю тебя, Петра творенье!"
И вот он, вот он, град Петра.

Я не страдал от ностальгии,
как - знаю - многие другие.
Не раб я и не властелин,
совсем не рвался - долго шёл я,
но всё ж с открытою душою -
сюда из наших палестин.

Как и пристало иноверцу,
твержу я замершему сердцу:
"Прошедшего не вороши!
На тридцать лет ты стало старше…"
Но слышу: зазвучали марши -
мелодии моей души.

На фоне плит и блоков серых
шеренга флотских офицеров -
играет духовой оркестр.
Как будто, чтоб вернуть утрату,
спешу я вниз, бегу по трапу,
не глядя ни на что окрест.

До тяжкой, обморочной дрожи
я лишь на кители и клёши
смотрю, и медь слепит глаза.
Вчера, покинув город Таллинн,
не знал я, что сентиментален,
что прошибёт меня слеза.

Но я иду, иду упорно.
"Наверх вы, - мне поёт валторна, -
все по местам!"
Все по местам…
Трепещут на пюпитрах ноты.
А ветер, спрашивая:
- Кто ты? -
кидается на нотный стан.

Ах, этот марш, напев мой старый!
Красноречивые футляры
расположив перед собой,
стоят на вахте офицеры
Отечества, Царя и Веры,
готовые на смертный бой.

Но вдруг, душой о взгляд поранясь,
я вижу:
некий иностранец,
отнюдь не шут и не фигляр,
пожав плечами: дескать, странно,
монет щепотку из кармана
достал и опустил в футляр.

Он оценил достойно действо:
не униженье, не злодейство,
а просто нищему гроши,
чтобы досталась мелочишка
детишкам да на молочишко,
себе ж - спасение души.

России честь, России гордость!
Я прохожу, стыдливо горбясь,
и не в глаза гляжу, а вкось.
Мне нота каждая знакома.
Пришелец, далеко от дома,
чужой,
я здесь всего лишь гость.

8 апреля 2006 года

ПРИЧИНА И СЛЕДСТВИЯ

Вы слышали? - У композитора Баха
вконец износилась ночная рубаха.
Да и вообще - положенье трагичное:
Бах не в состоянье купить за наличные,
и это здоровью Maestr'ы вредит.
Но кто музыканту отпустит в кредит?
Maestro подавлен, Maestro взбешён,
Maestr'е приходится спать нагишом.
(А Frau так любит великого Баха…
Ну, нa фиг сдалась ей ночная рубаха!)
И всё-таки -
                есть
                     справедливость
                                         на свете:
и фуги звучат,
и рождаются дети.

26 мая 2008 года

ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ

Когда Бетховен сел за инструмент,
к нему зашёл сосед - дежурный мент.
Зашёл, уселся плотно на диван
и говорит:
- Послушай, Ludwig van.
Ich habe на тебя немало жалоб.
Тебе играть потише не мешало б.
Ты, Ludwig van, конечно, не дурак,
а вот сидишь, и только бряк да бряк!
Нашёл бы место писаря, курьера
или подался, так как я, в менты -
для мужика, естественно, карьера,
спасенье от забот и маяты,
а вот за рвенье и за прилежанье
у нас и форма, блин, и содержанье.
. . . . . . . .
Maestro не последовал совету,
но мир простил ему оплошность эту…

21 мая 2009 года