Главная

Архив

Тематические разделы
Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Исполнительское искусство
Музыкальная педагогика
Литературные приложения

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Контакты

 

 
Приложение

ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ DSCH

Лана Свет

набросок жизнеописания одного мастера

1.
СЕЙЧАС

                    …Упрекают его в тонкогубости,
                    и в том, что был как хамелеон, хитрым,
                   и нос держал по ветру,
                    и что был белоглазым,
                     и не умел выступать с трибуны,
                     жене изменял,
                     курил,
                     пил
                     и обладал плохим абсолютным слухом
                    хуже собаки Павлова
                     (собака - и та одну восьмую тона по высоте различить умеет,
                     а Эта Бездарность - всего лишь одну шестую!)

                         … Бестолочи!

                    В одном он повинен
                     перед вами, неслухами,
                     в одном грешен,
                     за единое это будет
                     на том свете картофель фри поджаривать
                     и каждый месяц бить поклоны.

                   Зачем ловил время, бесстыдник!
                   Зачем наживлял на крючок
                  вёрткие мотивчики -
                 ведь они до этого,как пиявки,
                насосались жестов из балетного спектакля,
               а время - удав, ползло за ними, ползло -
              и поймалось на бесстыдникову удочку.
             До сих пор там и сидит, всё в мотивчиках-пиявчиках,
            и шевелится, ползучее.
             До сих пор жрать хочет!!

     … А тугоухие знаешь чего удумали? Они говорят: он его ловил, пусть оно его и жрёт, а мы предадимся молитвам и культурным развлечениям, чтобы хруст костей не огорчил наши нежные ушки…

2.
ТОГДА

Мы тебя очень-очень просим, змеелов, поймай эту тварь - время. Она опять жрёт. У тебя же есть ещё кларнетики! Ей нравится, когда кларнетики с флейтушками. Она тогда заслушивается и меньше жрёт.

     Сколько раз я плакал-ревел в подушку, к чёртовой бы матери вас всех, помереть хочу, нет больше сил видеть это всё, слышать это всё. И тебя я, проклятый удав-время, замучился держать на поводке. Ты, тварь, не обожрался ещё человечины? скоро назад полезет. Сиди, выродок, там, где я тебя поймал. На дудочке тебе сыграю, мерзость. На кларнетике in Es. Внимай кларнетику. Не урчит больше в желудке? Тогда пош-шёл в нору, пасть - закрыть, гляделки - закрыть, и спать. Баю-баюшки-баю, в пасть проклятую твою…

…Каналы, каналы Петербурга. И шпили, шпили в отражениях. Как же мне, как же мне всё это передать, вот ещё разочек передать - и помереть, нет, ещё один разочек передать, а вот потом уже можно и помереть, нет, нет, ещё один, ещё один разочек, последний. Господи, твоя воля! Твоя воля, Господи! Где я, Господи, почему не знаю, где я и что со мной! Скрипки, скрипки. Нет, не надо, ну их. Вот альты, альты можно ещё добавить, и виолончель сюда. Пусть помычит здесь вот так, вот так. Нет!!! Господи, пусть будут сразу и скрипки, и альты, и виолончели, и контрабасы, я прошу тебя, Господи, я прошу тебя!!!

Прости меня, девочка, прости. Я тебя бросил, я тебя кинул. Я трус. Помнишь, как я тебе трио написал? И сонату. Там про нас с тобой. А ещё про то, что, понимаешь, это неправда всё про время. Оно совсем не так проходит. Это всё из-за часов, всё из-за часов. Они не то меряют. Они меряют так, как будто секунды - это и есть время. А это совсем даже не время, это - против времени. По-настоящему, время - это то, что с нами происходит, делённое на то, как мы это ощущаем, и ещё вдобавок сюда же мои любимые танцы. Когда ревёшь, время просто ползёт, когда пытаешься думать - оно останавливается. Я это знаю, потому что когда реву, то слышу лёгкий такой сквознячок, и как будто земля подо мной уходит, а когда я танцую - земля вообще трясётся и ходит ходуном. Думать легче, чем реветь - тогда время останавливается, и вдали такой свет, приглушённый такой свет, и всё вокруг так выпрямляется и замирает. Ванька лучше об этом расскажет, он умный, а я вообще с детства как язык проглотил. Только тебе я сам буду рассказывать про время, а Ванька пусть идёт в балет и крутит фуэте.

3.
ТОГДА ЖЕ

…Боже, какая у него труба! Когда он сочиняет для трубы и ударных, со мною делается - ну всё, что положено, делается, вам этого не понять. Вы же тугоухие. А я после этого не могу заснуть и до пяти утра отвергаю мужа.

А вот зато тромбон у него - никуда не годится. Поганый у него тромбон, тьфу, пакость. Для тромбона надо уметь ещё писать. Он специально, чтобы знающие люди не слышали его дрянного тромбона, заглушает его тубой. Но и туба у него, скажу тебе как композитор композитору, просто-напросто первый такт собачьей неожиданности, залипшей в водосточной трубе… А-га-га-га-га-а!… Пойдём пивка, там сегодня ошеломительные сазанчики!..

4.
НЕМНОГО ПОГОДЯ

Товарищ DSCH, мы наслышаны о том, что вы пишете музыку, и у вас это неплохо получается. Композиторы нам нужны. Партия решила поручить вам ответственное задание - запечатлеть хруст костей как великое историческое событие. Вы назначаетесь главным змееловом эпохи и по совместительству зам. главного костохруста в секции трагиков. Мы уже поручали это товарищу М... Но товарищ М… не оправдал доверие партии. Он думал, что можно всю жизнь просвистать скворцом. Заесть ореховым пирогом. Да видно - нельзя никак. Не может быть, чтобы и вы не оправдали. Товарищ М… признался благодаря настойчивости следователя, что рождён со второго на третье января в девяносто одном, ненадёжном, оппортунистическом году, и столетья окружают его огнём. Зачем же партии нужны такие ненадёжные годы рожденья? Вот у вас с годом рожденья всё в порядке. Прямо между двумя революциями. Как положено!
…А кстати, что такое DSCH - подпольная кличка или псевдоним? Хорошо, хорошо. Мне вы можете не говорить. Компетентные органы, если надо, разберутся. Так вот, товарищ псевдоним. Хотелось бы, чтобы в вашей музыке было отражено всё богатство песенных полифонических приёмов.

В гробу я видел эти приёмы. Сами их применяйте.

Хорошо, товарищ DSCH. Мы применим.

Краткий курс песенных полифонических приёмов:

А) Если тема в верхних голосах проводится в ракоходе, в остальных голосах её не нужно проводить вовсе.

Б) Остальные полифонические приёмы обсуждаются строго в связи с песенностью, чтоб присутствовала. Согласно протокола значит…

В) А если кто-то будет чересчур изобретателен в области полифонии, или ещё как-нибудь заумничает, то я ему тогда поизобретаю ногой в челюсть.

А- а-а!!

5.
ПОСЛЕ ЧЕГО

…Терпи. Терпи. Пей. Не реви, а пей. Послушай меня. Да послушай меня, не грызи ты стакан! Я тебя завтра на этом заседании союза композиторов попробую прикрыть. Признаю все твои ошибки, всё за тебя осознаю и пообещаю исправиться.. А ты вообще не приходи… Ну-ка посмотри на меня. Посмотри на меня! Прекрати. Если бы они хотели, они давно бы за тобой пришли. Просто тебя решили попугать. Немножко. Ведь ты жив!.. О миллионах других этого уже не скажешь… Что значит "лучше бы я сдох"? Ты это брось. Детей твоих кто будет кормить?.. Кто вместо тебя будет сочинять? Утешать, когда нечем утешить? Дать надежду, когда её отняли? Научить жить, когда тебя убивают?

On a round ball
A workman, that hath copies bu, can lay
An Europe, Afrique and an Asia,
And quickly make that, which was nothing, All;
So doth each tear,
Which thee doth wear,
A globe, yea world, by that impression grow,
Till thy tears mixed with mine do overflow
This world-by waters sent from thee, my heaven dissolved so…

Это Джон Донн, прощальная песнь о слезах. Я читал её тебе уже, помнишь?

…Знаешь, это не будет так долго продолжаться. Когда-нибудь придёт этому конец… чего ты там в подушку нечленораздельно повторяешь?… Что это всем нам раньше придёт конец? Ну, коль скоро ты шутить начал, значит мальчик ещё побегает… За что они тебя? Ты не понимаешь, за что? За то, что ты… Да ты ведь обыкновенный замученный жизнью гений с лицом обозлённого отличника… Дядя учитель велел прилежно получать двоечки, а ты, непослушный мальчик, всё выучил на пять. Вот они и бесятся.

          Подожди, вот вспомнишь ещё мои слова: сначала их переживешь, потом помрёшь весь в наградах, и тебя ещё после этого будут грязью поливать спустя тридцать лет! И вот как раз это и будет настоящим признанием! Аплодисментов хотел! А у нас ведь для таких, как ты, сообразительных мальчиков - плевки в лицо вместо аплодисментов. И как раз их количество по-настоящему свидетельствует о том, слышат тебя или нет. И кто именно слышит.

…А тугоухие знаешь что будут говорить про тебя, угадай! Что ты был главный автор э т и х, со статьями и сроками вместо музыки! Что э т и были в восторге от тебя! В восторге, понимаешь. Они тебе, оказывается, восторг свой выражают, чтоб ты знал… Выражают - и долго ещё будут выражать, примерно таким же способом…

          Камоэнса тебе прочту на своём любимом, старопортугальском. Слушай, слушай, улетай отсюда, из времени своего проклятого далеко-далеко, в век пятнадцатый, уплывай глубоко-глубоко в океан-сине море; качается судёнышко на высоких волнах, того и гляди - опрокинется, а матросы на канатах висят, молитвы кричат в небеса: сохрани, Господи, нам жизнь нашу, полную штормов, не дай пропасть, не дай!..

6.
ВОТ ПОЭТОМУ-ТО

Товарищи… спасибо вам за то, что вытащили меня за штаны на эту высокую трибуну и заставили говорить публично. Ведь я этого совсем не умею делать… Поэтому в моей краткой речи вместо восклицательного знака в основном стоит многоточие, а иногда мат, но здесь партийные товарищи меня всегда поправят, исправя мат на многоточие…

  …Вы спрашиваете меня о внутреннем содержании моей музыки. Этот вопрос очевидно является для вас не только важным, но и неизбежным, поскольку партия поручила нашей глубоко народной власти проследить, чтобы моя музыка поддавалась словесному описанию. Должен признать, что поддать мою музыку словесному описанию настолько сложно, что об этом лучше бы трепался языком Ванька. Ему за это начисляют три копейки в филармонии и называют это в ведомости лекторской деятельностью. Но этот фрукт, которого я чту лучшим своим другом, и с которым было выпито непотребное количество водки, сказал, чтобы на сей раз я сам расхлёбывал то, что насочинял. Что он не в силах меня трактовать как положено и выкручиваться, как глист на сковородке. И что если он скажет о моей музыке нечто соответствующее действительности, то через десять минут вылетит внеочередным рейсом из Питера на Лубянскую площадь давать против себя показания. И если не всё говорить, что думаешь, особенно о моей музыке, то в мозгу происходит закупорка мыслей… И это ему я наливал по полной! Бессовестный он после этого … Ладно, попробую сам.

    Товарищи! Содержание моей музыки - это непрерывная борьба власти. А наша власть, как известно, всегда с народом… Всегда с народом своим борется наша истинно народная власть. Ой, что это я сказал такое…

       Попробую объяснить вам особенности моего музыкального языка. Нижний голос, особенно если это голос тромбона с тубой, показывает не отжившее ещё прошлое. Кларнет in Es, заменённый в середине фразы на кларнет in B, означает, что кларнет in Es не в силах уже играть и просто пускает слюни на ботинки дирижёра. И по этой причине в этот момент нужно незамедлительно заменять его кларнетом in B…

     Теперь о программности моих сочинений. Вы можете быть уверены в том, что я толкую свои сочинения примерно так, как они и задуманы. Хотя, если уж совсем откровенно, если композитор знает, как задумано его сочинение, то он либо содрал его где-то, либо высидел за роялем. Третьего не дано, товарищи. Честно говоря, это не дело композитора - знать, о чём его сочинение. Но если вы, дорогие мои соотечественники, привыкли тянуть всех подряд за язык и допрашивать, то, конечно, я дам вам сколько угодно толкований своих сочинений. Не ручаюсь, правда, что завтра я буду помнить дословно то, что говорил сегодня, понимаете ли… Я ведь композитор, а не писатель. В общем, содержание моих сочинений - это борьба нашего народа со своими лучшими представителями… тьфу ты, пропасть, что-то я такое опять не совсем подходящее моменту сказал…

7.
…ОТ СОВЕТСКОГО ИН…

Господи, не выживу я, не выживу. Детки мои, как же они-то без меня… Этого всего мне уже не перенести. Может быть, и к лучшему. Страшно ведь не то, что умрёшь, а то, что вот это всё видишь, пока ещё не умер… Что же делать? Они всё идут и идут сюда, эти полки. Если они придут - я не переживу. Что делать мне, Господи! Вразуми! Не оставь!
…я играл в солдатики, в солдатики играл, тогда, дома, под столом, когда ещё был маленьким, когда помещался под стол, тогда на улице всё время стреляли, и тоже было страшно, почти как сейчас, а я играл и играл, и мои войска всегда выигрывали, а я был генерал-фельдмаршалом, и хотя неприятель коварно прятался за диваном, мама всегда знала, что я непобедим…
Равнение - напра-во!.. Барабаны, вперёд. Кларнеты с флейтами, кру-гом! Слушай мою команду. С правого фланга - трубы! С левого - тромбоны с тубами!
…раз-два, раз-два! струнные дивизи - готовьсь!!! тубу - вперёд! оркестр - огонь!!

Кого тут бояться! Нужно просто приказать им, чтобы они прекратили убивать! И они не смеют меня ослушаться, потому что, когда ещё неприятель прятался за диваном, самый храбрый вождь индейцев пожаловал мне титул генерал-фельдмаршала!
Шквальный!!! …За детей. За баб с похоронками. За деревни. За города. За лагеря, ублюдки!!! Залп! Я запрещаю вам убивать, я приказываю вам - играть! Запрещаю - убивать, приказываю - играть! Играть!!
Господи, твоя воля! Твоя воля, Господи…

…Ванька, что же ты наделал, что наделал. Бросил меня здесь. Как я без тебя буду теперь. С кем мне теперь делиться. Кто меня поймёт, как ты. Кто мне теперь пьесы на память пересказывать будет. На двадцати языках!
…Нет тебя больше, Ванечка…

…БЕЗОГОВОРОЧНОЙ КАПИТУЛЯ…

8.
КАКИЕ РАЗНЫЕ БЫВАЮТ В ГОЛОВАХ МЫСЛИ

…евятая симфония - это ведь детская музыка. Там ребёнок приплясывает на параде перед танками. И вдруг видит дуло и гусеницы, которые разворачиваются прямо на него. И он удирает. Ребёнок, убежавший от танка - разве это не самый прекрасный образ для послевоенной муз…

Товарищ DSCH. Прошлая творческая дискуссия вас так ничему и не научила. Где симфония победы? Где кантаты, прославляющие мощь? Или вас научили чему не надо ваши бывшие приятели - режиссёр и скрипач в погонах? Похоже, с этим стоило бы разобраться…

Тема. Противосложение. Тема в басу. Давай, давай, моя девочка, моя фуга. Ещё раз тему. Смотри-ка, если провести регистром выше - можно её же каноном пустить в обращении. Теперь увеличим её. Танцуй, танцуй. Во всех голосах - тема! Танцуй так, чтобы тебя нельзя было разглядеть, вот как надо тебе кружиться. И в главную тональность; погуляла - и хватит. Ну что, вводим сюда тему прелюдии? Тебе, конечно, не хочется; ты же - тема фуги и считаешь себя самой главной. Но, понимаешь, на самом деле не всё так просто. Если я сейчас не введу сюда тему прелюдии, тебя будут совсем не так слышать, как мне хочется. Что поделаешь - такая у тебя судьба, что именно я тебя сочиняю. Знаешь, ведь фуги - как детские души. Они сами выбирают себе родителей. Так же и ты. Ты выбрала меня - а я тебя сочиняю. Потанцуй ещё, в коде. Сейчас будет последний аккорд. Не расстраивайся, но я уже сочинил тебя. Прости, что ты получилась слишком правильная. Когда мне было.. ну, в общем, когда-то давно я сочинял совсем другие фугато. Они были… они были совсем неправильными, и темы вели себя как хотели. И самое важное, что они… ну, в общем, что они были как бы… они оставались такими же свободными, какими были, когда прилетали ко мне. И они были очень связаны с тем миром, из которого прилетали - миром, который всё время менялся. И домик, который я строил для темы фуги, был как бы - крышей в тот мир, чтобы тема по ночам могла видеть свои родные звёзды. А теперь домики, которые я строю для своих тем, стали правильными, но их крыша смотрит не на те, а на эти звёзды. Так прочнее. Жизнь меня научила, что нужно - как прочнее. Хотя раньше я надеялся: жизнь научит меня, как видеть звёзды, которые до своего рождения видите вы, мои темы…

9.
АЛЛЕГОРИЯ НЕЗАБВЕНИЯ
гнусный пасквиль в двух бездействиях

Акт I. ТРИУМФ СУРОВОЙ, НО СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ КРИТИКИ
Анахроническое забегание глубоко вперёд. Бездействие происходит в нашем не очень давнем прошлом. Конференцзал секции тугоухих-2006. Идёт собрание. В зале - мужчины в различных стадиях расцвета лет со следами напряжённых раздумий на лицах.

Председательствующий. Господа! Сегодня мы наши собрались отметить столетие нашего легендарного юбиляра (зал щёлкает слуховыми аппататами). Я напоминаю, что по условиям нашей секции, если кто-нибудь опять начнёт перебивать оратора и вопить "Ась?", с того штраф. Все слышали?..
Итак, прошу каждого из вас высказать честное и нелицеприятное мнение о нашем имениннике.
Первый оратор. Господа! Те, кто знали нашего именинника лично, обмывают юбилей в соседнем зале. У них свои напитки, у нас свои. Мы, слава те ос-споди, родились - глубоко после, не знали лично, поэтому судить можем - беспристрастно. И я со всей нелицеприятностью могу заявить, что наш именинник ведёт себя просто нагло!
Голос из зала. Так ведь он же уже… того… в живых не того…
Первый оратор. Тем более наглость. Что ты выставляешься, если тебе здесь уже ничего не нужно! Ты дай дорогу молодым!!! (общее возбуждение) В то время как в расцвете творчества такие выдающиеся и перспективные таланты, как Сусликов (овация), Мусликов (все встают)
Голос из зала. А Дрипапусликов? (все замолкают)
Председательствующий. Ну, господин Дрипапусликов пока что мог бы вести себя и поскромнее… Так вот, господа: доколе же будет продолжаться это всеобщее DSCH?!
Зал (взрывается возгласами):
- Доколе!
Первый оратор. Аудитория всем нужна, а где ж нам взять столько слышащих!
Голос из зала. Ась?!
Радостный рёв зала. Штраф! (провинившегося хватают за ноги и трясут над общей копилкой)
Второй оратор. Давно пора во всеуслышанье заявить, пока все ещё не успели окончательно оглохнуть: пусть наш уважаемый именинник подвинется!
Зал (опять взрывается)
- Верно! Правильно!
- Не такой уж он и гений!
- Гений, но не такой, какой надо!
- Весь издёрганный…
- Ретроград!
- Трус!
- Халтурщик в трансе!
- Сплошное общее место!
- Кривляка и социальный извращенец!
- Исписался ещё до того, как начал сочинять!
Председательствующий. Господа, заткнитесь. У нас есть редкая возможность связаться с зарубежом, где десятки лет проживает краса и гордость нашей музыки - господин Сусликов (слёзы в зале). Он, хотя и не в силах вернуться на родину уже долгие годы, ностальгирует по утраченной отчизне в четвертитоновой системе, создавая шедевры, которые пробьют дорогу к сердцу через любое, даже самое тугое ухо! (зал приосанивается)
Попрошу всех слабонервных отключить слуховые аппараты. Господин Сусликов в приливе вдохновения иногда начинает импровизировать на укулеле. Мой долг был предупредить вас об этом. Не говорите потом, что не слышали! Итак, вхожу в интернет… Господин Сусликов! Вы на связи! Ваше мнение об… ну, о том, о ком вы постоянно выражаете одно и то же мнение (отскакивает от экрана и прячется под стол).

Из монитора с бешеной скоростью летят плевки.


Диалог в зале.
- Что там такое происходит, я недослышал!
- Ась?

Монитор падает на пол. Из динамиков с шипением разносятся звуки укулеле.

Голоса в зале. Тревога! Он импровизирует! Общая эвакуация! Мари Санну вперёд! В её положении…
Мари Ванна. А мне наоборот доктор всё это очень-очень советует.

Импровизация достигает фортиссимо.. Большинство, побросав на пол слуховые аппараты, успело сбежать в коридор и теперь в ужасе заглядывает в дверь. Кому-то не повезло - он остался в зале, и теперь ему нехорошо в углу. Мари Пална благополучно разрешается от бремени пухленькой партитуркой.

Партитурка. Мама, темперация - бяка?
Все хором. Фу, малыш! Где ты услышал такое слово?
Мари Панкратна нежно редактирует партитурку, приговаривая:
- Ну что, моя лапусечка, четвертитончик ты мой! А что это тут у нас за полутон такой! Какой грубый, какой неискусный! Сейчас, сейчас мы его лик-ви-ди-ру-ем! Ничего, ничего, это всего лишь первородный полутон новорождённых…
Председательствующий. Компьютер вырубился, импровизаций больше не будет. Господа, у меня есть перспективный бизнес-проект.
Зал (обрадованно). Ась?!
Мусье председательствующий. Всем штраф! И на общую сумму штрафа - нам с членами правления секции по пивку с лобстером. Это и был мой бизнес-проект. Га-га-га!!! Ур-ра, товарищи!!!

Конец I бездействия

Акт II. ДИСПУТ. Бездействие происходит в нашем недалёком настоящем. Благородное собрание-2008.

Alma mater. Уважаемые господа, боюсь, мы переусердствовали с празднованием прошлого юбилея. С большого портрета нашего дорогого именинника, над которым трудилось столько художников, осыпалась вся ретушь.
Финалгонский. А не надо было биться лбом об портрет и с пеной у рта доказывать, что он - тоже человек, и никакие человеческие мерзости ему не чужды. Quod licit Jovis, non licit bovis, хе-хе.
Alma mater. Финалгонский, Вам нарушение. Хочу с тревогой констатировать тот факт, что без ретуши портрет становится просто неузнаваем для широкой публики, и она начинает фантазировать под музыку нашего именинника что попало. Судите сами: что будет, если отпустить восприятие музыки нашего именинника на самотёк? Она, знаете ли, очень уж полна разных всяких смыслов…А при оформлении этой музыкой официальных праздников и торжеств могут возникать совершенно ненужные ассоциации!..
Словом, сначала мы и сами поспособствовали, так сказать, процессу, а теперь видим, что без ретуши портретик получается как-то не тово…
Финалгонский. И что же теперь: лопатами это всё обратно закидывать на портрет?
Alma mater. За систематическое нарушение устава Благородного собрания вы, Финалговский, изгнаны навек. Пошли вон отсюда! Будете знать, как меня перебивать!..
Да, и ещё. Зная Вашу манеру пробираться в Собрание под разными масками, предупреждаю, Меркуцио Вы наш: этот номер больше не пройдёт. Так и зарубите себе на носу… Уважаемые присутствующие, объявляется субботник-21. Просьба всем взять в руки лопаты и по мере возможности закидать ретушь обратно на портрет.
Финский-Лососинский (показывая всем нос). Да-да, и, главное, помните, что это в наших общих интересах!
Alma mater (гоняясь за Лососинским с лопатой, полной ретуши). Мы никак не можем допустить произвольного толкования формы, поскольку в неё может быть вложено какое угодно содержание, а это уже волюнтаризм чистейшей воды и антинаучность!
Финский (небезуспешно лягаясь и ловко отправляя содержимое лопаты оппонента ему же за шиворот). А так всегда бывает, когда разделяешь форму и содержание, философ ты наш!
Присутствующие (мерно гремя лопатами). Ну сколько здесь можно спорить об одном и том же! Содержание, форма… Был бы композитор хороший!..

Занавес. Продолжение следует.

10.
БЕЗО ВСЯКОЙ РЕТУШИ

Анахронический экскурс в противоположном временном направлении.
Никакой не зал, и ничто там более не заседает.

                              Речка, деревья, лебеди плавают.
                              Тихо так.
                             А меня уже, наверное, скоро не будет.
                            Не успею всё написать.
                           Спина болит - нет сил ходить.
                          Сердце болит - нет сил любить.
                         Лёгкие болят - нет сил дышать.
                        Девочки мои, девочки,
                       Ниночка,
                       Риточка,
                      Ирочка,
                     всех я вас любил,
                    всех ревновал,
                     а вы меня все радовали,
                        кто чем мог.
                          Ниночка - деток родила,
                   Риточка - весь дом на уши поставила,
                Ирочка - последние мои денёчки
               со мной рядышком была.
              Спасибо, мои девочки.
             Матушка-заступница,
            скажи,
           зачем я до сих пор жив?

          -Только Господь об этом знает. Не гневи Господа, живи.
           - А как же мне жить, матушка,
         -если так больно.

        -Взял на себя много, вот и болит у тебя всё.
        Теперь терпи.
          -Нет сил терпеть!
           -У Господа спроси, он подскажет.
          -…что мне делать?
          Скажи.
         Я уже ничего не могу.
        Я дышать не могу, а ещё жив…
       ходить не могу, а ещё жив…
      боль терпеть не могу, а ещё жив…

          В детстве… я
           написал мелодию…
         она такая была красивая…
        до сих пор помню…
         я и теперь хочу написать
        такую же красивую мелодию…
          ключ скрипичный…
          ключ басовый …
           здесь фортепиано…
          здесь альт…
           тема…
         тема…
        те…