Главная

№ 54 (ноябрь 2015)  

Архив

Тематические разделы
Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
   Музыка по жанрам
Исполнительское искусство Музыкальная педагогика
Литературные приложения
Видеотека

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Контакты

 

МИКРОХРОМАТИКА В ИСПОЛНИТЕЛЬСТВЕ НА ТРУБЕ

Дилявер Муединов

История развития исполнительского искусства игры на трубе неразрывно связана с поиском путей расширения интонационных и динамических возможностей инструмента и обогащением выразительности его звука. На протяжении столетий ограниченный звукоряд натуральной трубы, обусловленный особенностями ее конструкции, являлся главным препятствием на пути к полноценному использованию инструмента в сольном, ансамблевом и оркестровом исполнительстве. Требование строго учитывать специфику и ограниченные возможности инструмента существенно сужало поле деятельности композиторов при решении творческих и художественных задач. И хотя И. С. Баху, ориентировавшемуся на верхний регистр натуральной трубы, в котором доступно исполнение хроматических звуков, удалось несколько расширить диапазон выразительных и технических возможностей инструмента, сложная техника (стиль) кларино, необходимая для игры в верхнем регистре, была под силу далеко не всем трубачам, так как требовала особой подготовки музыканта и специального мундштука. Поэтому композиторы с осторожностью относились к использованию верхнего отрезка диапазона инструмента и чаще применяли более доступные средний и нижний регистры, поручая трубе выполнение гармонической функции и исполнение фанфарных эпизодов.

Создание венским мастером и трубачом А. Вейдингером[1]   клапанной трубы должно было стать прорывом на пути хроматизации инструмента. Появление оригинальной конструкции с расширенными техническими возможностями открывало новые перспективы использования трубы как сольного инструмента. Клапанная труба дала импульс созданию таких шедевров современного трубного репертуара как сольные концерты Й. Гайдна и И. Гуммеля, самым активным образом поддержавших изобретение земляка, посвятив ему свои сочинения. Однако предложенный австрийским мастером-музыкантом достаточно простой способ решения сложной проблемы хроматизации отрицательно сказался на сохранении звукодинамических свойств инструмента. Клапанная труба в сравнении с натуральной имела существенные потери в тембре, полетности и мощности звучания. Именно ухудшение качества звука стало основной причиной ограниченного использования клапанной трубы в исполнительской практике.

Тем не менее, поиск более эффективного способа хроматизации инструмента продолжался, и впоследствии был найден другой, принципиально новый вариант конструктивного решения существующей проблемы. Изобретение Г. Штёльцелем в 1814 г. вентильного механизма и применение его на валторне, а позже, в 1820 г.  совместно с Ф. Блюмелем и на трубе[2], стало революционным шагом на пути кардинального преобразования не только конструкции валторны, но и всех натуральных медных духовых инструментов. Созданием вентильной трубы был практически завершен процесс хроматизации звукоряда инструмента, вследствие чего были открыты новые возможности его использования в исполнительской практике.

Путь от натуральной к хроматической трубе оказался весьма долгим и растянулся на столетия. Все это время труба заметно отставала от других инструментов, в акустической системе которых прочно утвердилась хроматика, ориентированная на темперированный строй. В этом смысле спринтерской выглядит дистанция, отделяющая хроматический инструмент от микротонового. Конструкция четвертитоновой трубы, как известно, впервые появилась в 1893 г. и родиной ее стала Одесса[3].

На сегодняшний день сложно судить, что побудило мастера к созданию необычного инструмента – стремление к экспериментированию или реальная потребность в четвертитоновой конструкции для исполнения специально созданных сочинений. Не заостряя внимание на мотивах, которыми руководствовался новатор, изобретая новую модель, можно утверждать одно – его инновационные идеи опережали время. Несмотря на то, что создание микротоновых инструментов было известно и раньше[4], для вентильной трубы, которая только начала закрепляться в исполнительской практике[5], новая волна реформ конструкции представляется весьма смелым шагом. Тем более, что микротоновые опусы для данной разновидности трубы если и существовали, то их количество было крайне ограниченным. Отметим, что зарождение микротоновой музыки происходит лишь в конце ХІХ века.  В свою очередь, радикальные музыкальные новации, к которым Ю. Холопов относит микрохроматику, начинают активно проявляться, по его утверждению, с 1908 по 1925 гг[6].  

С технической точки зрения конструирование четвертитоновой трубы для мастеров-изготовителей музыкальных инструментов не представляло особой сложности. К имевшимся трем вентилям, изменявшим натуральный звукоряд трубы на полтона, тон и полтора тона, требовалось добавить еще один, который дополнительно регулировал бы существовавший хроматический звукоряд еще на четверть тона. В настоящее время сохранились несколько экземпляров четвертитоновой трубы с четырехвентильным механизмом, созданных в первой трети ХХ ст. По утверждению чешского исследователя Б. Чижека (B Cizek), в коллекции инструментов Чешского музея музыки (Czech Museum of Music) находится четвертитоновой корнет Йозефа Шедива (J. Šedivá), созданный мастером в начале ХХ века в Одессе[7]. Существует очень большая вероятность того, что микротоновая труба образца 1893 г., о которой сообщает Х. Девис (H. Davies), и экспонат Чешского музея (если речь идет не об одном и том же инструменте) принадлежат творению рук одного мастера, жившего в Одессе[8]. Им, как легко догадаться, являлся Й. Шедива (1853-1915), основавший в городе мастерскую по изготовлению медных и деревянных духовых инструментов, которая на протяжении достаточно длительного времени успешно работала, обеспечивая качественным инструментарием не только одесских музыкантов, но и представителей других регионов Украины и Российской империи в целом[9].

 Однако четвертитоновой корнет Й. Шедива это не единственный инструмент, судьба которого связана с Чехией. Не меньший интерес вызывают четвертитоновые трубы, инициатором создания которых был один из родоначальников микротоновой музыки Алоис Хаба (1893-1973). Для премьеры своей оперы «Мать»[10] (1931), написанной в четвертитоновой системе, им были заказаны у дрезденского мастера  Ф.А. Хеккеля (F.A. Heckel) две четвертитоновые четырехвентильные трубы[11], одна из которых сегодня хранится в музее Пражской консерватории[12]. Впоследствии композитор-новатор написал Сюиту для четвертитоновой трубы и тромбона оp. 56 (1944), а также ряд других микрохроматических произведений для духовых инструментов[13].

Среди современных моделей четвертитоновой трубы выделяются инструменты фирмы «Holton» (Рис. 1). Впервые четырехпомповый инструмент был разработан инженером компании Ларри Рамиресом (L. Ramirez) и изготовлен в 1965 году по заказу известного американского джазового трубача Дона Эллиса (D. Ellis) (1934-1978)[14].

Идея создания микрохроматического инструмента возникла у Эллиса в 1964 г. во время изучения индийской музыки на факультете этномузыковедения в аспирантуре Калифорнийского университета[15]. Определенное влияние на замысел конструирования универсальной модели также оказал Гарри Партч (H. Partch), специализировавшийся в разработке разнообразных микроинтервальных инструментов[16], с которым Д. Эллис был хорошо знаком. Окончательное решение о создании четвертитоновой трубы Эллис принял после изучения техники композиции и инструментовки чешского композитора Павела Блатны[17], обнаружив у последнего этюд для четвертитоновой трубы (1964)[18].

 

                               DSC_2136

 

Рис. 1. Современная модель четвертитоновой помповой трубы

 фирмы «Holton»

 

Освоив технические возможности новой конструкции, Д. Эллис спустя десять лет издает пособие «Четвертитоны: текст с нотными примерами, упражнениями и этюдами» (Quarter-Tones: a Text with Musical Examples, Exercises and Etudes, 1975), которое в настоящее время является одним из немногих практических учебников для овладения техникой игры на четвертитоновой трубе. В нем Эллис рассматривает широкий круг проблем и освещает как исторические вопросы возникновения микрохроматики в европейской и внеевропейской музыке, так и практические, размещая, в частности, таблицу четвертитоновой аппликатуры не только для трубы, но и для других инструментов (струнные, саксофон). Однако наиболее значительную часть пособия составили учебно-дидактические материалы: упражнения и этюды для развития микрохроматического интонирования и техники игры на четвертитоновой трубе.

В современной исполнительской практике существуют различные модели труб, которые позволяют исполнять четвертитоновую музыку. С одной стороны, это конструкции с дополнительным помповым механизмом, с другой – снабженные вентильной механикой. Среди них встречаются как инструменты заводского, так и кустарного производства с различными нестандартными приспособлениями. Авторами усовершенствованных конструкций часто выступают сами трубачи, увлеченные идеей расширения исполнительских возможностей инструмента. Показательным примером тому, кроме уже упоминавшегося Дона Эллиса, является Маркус Штокхаузен, усовершенствовавший флюгельгорн. Снабжение последнего дополнительным помповым механизмом позволило ему существенно упростить технику извлечения четвертитонов при исполнении произведений отца и собственных композиций[19].

 Иногда идею необходимости создания новой конструкции активно продвигали и композиторы. Среди них наибольшей напористстью выделяется Алоис Хаба, который был инициатором конструирования кроме четвертитоновой трубы, целого ряда микрохроматических инструментов[20]. Пиком активизации создания четвертитоновых духовых инструментов стал 1930 г. – преддверие постановки оперы «Мать», для которой необходимы были специальные конструкции, позволявшие исполнять четвертитоновый опус. Впоследствии четвертитоновые фортепиано, гармонимум, гитара, кларнет, вместе с традиционными тромбоном и струнными, способными легко адаптироваться к микроинтервальной среде, становятся основным инструментарием, для которого А. Хаба создает разнообразный репертуар.

Потребность в четвертитоновой технике композитор объяснял, с одной стороны, собственным практическим опытом, сформировавшимся на народно-песенных традициях чешской музыки, в которой присутствуют микроинтервалы, и, с другой, ограниченными возможностями выразительных средств полутоновой системы. «В полутоновой системе, – отмечал композитор, – я перестал писать, когда почувствовал, что мне не хватает выразительных средств, предоставляемых такого рода материалом»[21].

Не меньший интерес для исполнителей, специализирующихся в микроинтервальной технике игры на трубе, представляет гибридный инструмент, соединивший в себе конструктивные элементы трубы и тромбона, известный как кулисная труба (Firebird Slide Trumpet). По заказу М. Фергюсона она была изготовлена в 1974 г. тем же инженером Ларри Рамиресом из компании «Holton», ранее создавшим четвертитоновую трубу для Дона Эллиса. Фергюсон, как и когда-то Эллис, пришел к идее модернизации конструкции инструмента после изучения аутентичной музыки во время пребывания в Индии[22].

 

Рис. 2. Современная модель кулисной трубы фирмы «Holton» ST-303

 

Интонационно-звуковые возможности кулисной трубы по сравнению с четырехвентильной значительно выше, так как использование кулисы дает практически неограниченные возможности исполнения микротонов и представляет большую свободу для микрохроматического интонирования. В этом смысле применение кулисной трубы существенно упрощает исполнение глиссандирующей мелодики классической и народной музыки индусов, интерпретация которой на традиционных европейских классических духовых инструментах (кроме тромбона), ориентированных на равномерно-темперированный строй, связана с определенными трудностями. Отметим, что указанные преимущества кулисной трубы[23] дают возможность ее широкого применения не только в индийской разножанровой инструментальной музыке, но и в музыке с микроинтервальной структурой строя других народностей, в частности, стран арабского востока.

Среди разновидностей четвертитоновой трубы следует также выделить оригинальную конструкцию двухраструбного инструмента М. Блау (M. Blaauw), созданного совместно с немецким мастером Д. Гартнером (D. Gartner). Его отличие от предыдущих четырехвентильных моделей заключается не только в наличии двух раструбов, но и дополнительного пятого вентиля, позволяющего переключать подачу воздуха и звучание с одного раструба на другой. По словам музыканта-изобретателя, «…быстрый переход от открытого звука к приглушенному позволяет создать иллюзию эха и имитацию игры двух труб. Неожиданный и удивительный эффект возникает при использовании пятого клапана в полунажатой позиции. При медленном переходе звучания от нижнего к верхнему раструбу (или наоборот), тембр звука двух раструбов смешивается. Такое микширование звука является уникальным, его невозможно достичь на традиционной трубе»[24]. Значительное звукодинамическое и тембровое разнообразие также можно получить в результате применения различных видов сурдин при их переменном использовании на верхнем и нижнем раструбе.

Для расширения интонационных возможностей двухраструбной трубы М. Блау рекомендует вместе с дополнительным четвертым вентилем одновременно использовать альтернативную аппликатуру трех основных вентилей. Их сочетание дает возможность играть интервалы более узкие, чем четвертитоны.

 Отметим, что М. Блау является одним из немногих представителей академического направления, который использует микротоновую трубу для исполнения музыки современных композиторов. В отличие от репертуара для четвертитоного флюгельгорна Маркуса Штокхаузена, в значительной степени состоящего, как ранее было отмечено, из собственных произведений и опусов отца, концертные программы и записанные альбомы Марко Блау выглядят более разнообразно. За пятнадцатилетнюю историю существования необычного инструмента для Марко были созданы оригинальные произведения различных жанров. Среди них музыканту особенно запомнился первый опус «Обрывки разговора» (Snatches of a conversation), специально написанный Питером Этвешем (P. Eötvös) еще до появления новой конструкции инструмента под впечатлением их бесед с композитором о микрохроматическом двухраструбном инструменте[25]. Впоследствии были написаны Концерт Ф. Панизелло (F. Panisello), 3-я симфония для трубы с двойным раструбом и оркестром А. Зубеля (A. Zubel), а также опусы других авторов (всего 12) для М. Блау и его инструмента[26]

Находясь в активном поиске новых выразительных возможностей, Марко Блау не ограничивается лишь трубой, а стремится распространить свои идеи и найти единомышленников среди исполнителей на других инструментах. Примером его творческого подхода к популяризации нестандартных конструкций инструментов является разработанный Марко проект по развитию сольного и ансамблевого исполнительства на медных духовых с двойным раструбом. Его основной целью стало создание конструкций валторны, тромбона и тубы с двойным раструбом для ансамбля современной экспериментальной музыки «Musik Fabrik»[27] и формирование сольного и ансамблевого репертуара для модифицированных инструментов. Как отмечают участники проекта, важным преимуществом инструментов с двойным раструбом, по сравнению с традиционными, представляется значительное расширение их звукодинамических и тембровых возможностей. Использование в сольной и ансамблевой игре двухраструбных трубы, валторны, тромбона и тубы позволяет существенно повысить мобильность регуляции динамики и получить новые краски звучания, как в мелодическом, так и гармоническом инструментальном исполнении. Еще большего тембрового разнообразия музыканты достигают, применяя многочисленные конструкции сурдин.  

Рассматривая оригинальный репертуар для микрохроматической трубы и ее модификаций отметим, что наименьший дефицит в этом смысле должны испытывать исполнители арабской и индийской народной и классической музыки. Арабский макам, вместе с его региональными разновидностями[28], и индийская рага представляют собой наиболее распространенные образцы художественного материала для исполнения на микротоновом инструменте. Однако, если исходить из существующих реалий, то несложно обнаружить, что несмотря на значительные преимущества, которые могли бы получить исполнители, используя четвертитоновую трубу и ее кулисную разновидность при интонировании микроинтервальных ладов, востребованность универсальных конструкций в современной исполнительской практике восточных музыкантов является достаточно ограниченной. Известный французский трубач ливанского происхождения Ибрагим Маалуф, часто использующий в своих выступлениях четвертитоновую четырехвентильную трубу, отвечая на вопрос о популярности универсальной модели среди восточных музыкантов, отмечает: «Я не единственный, кто играет на этом инструменте. С каждым днем увеличивается количество трубачей, которые играют на этой конструкции, изобретенной моим отцом. Но я единственный, кто, применяя данную технику, играет арабскую музыку профессионально. Несмотря на годы, которые прошли с того времени, когда мой отец начал использовать данную технику игры на трубе, ни один из трубачей даже сегодня не в состоянии играть арабскую музыку правильно. О чем мой отец и я сожалеем. В любом случае, я давно даю уроки для музыкантов, которые хотят, чтобы музыка арабского Востока исполнялась на трубе этой конструкции»[29].

«Арабская» четвертитоновая труба Насима Маалуфа, о которой говорит его сын Ибрагим, не имеет существенных отличий от известных конструкций фирмы Holton. Ее отличительной чертой является лишь несколько смещенный влево четвертый вентиль (в модели Holton все клапаны размещены в одну линию), для игры на котором используется указательный палец левой руки.

Как утверждает Насим Маалуф, свои эксперименты по созданию «арабской» трубы он начал вести, возвратившись во Францию после непродолжительного преподавания в Бейруте. «В традиционном мажоро-миноре, составляющем основу западной музыки, – отмечает он, – нет четвертитоновых интонаций. Три вентиля, которые представляют основу конструкции трубы, не дают возможности исполнять арабскую музыку. Поэтому я посчитал, что добавление четвертого вентиля для четвертитонового звука даст возможность играть арабскую музыку. Так стала известна новая арабская труба»[30]. Воплотить свои идеи в техническое преобразование конструкции инструмента Насиму Маалуфу помогал представитель фирмы «Selmer» М. Викриказ (М. Wikrikaz), в сотрудничестве с которым ему на протяжении двух лет удалось создать четвертитоновые трубу и флюгельгорн.       

Безусловно, Н. Маалуфа нельзя отнести к первооткрывателям четвертитоновой трубы. Его приоритет, скорее всего, состоит в использовании микрохроматического инструмента в арабской народной и классической музыке и создании соответствующих методов обучения. Заметим, что труба не является каноническим инструментом восточной классической музыки, поэтому использование ее в исполнении макома до недавнего времени, если и встречалось, то чрезвычайно редко. Н. Маалуф один из немногих трубачей, получивших профессиональное образование в Европе, кому удалось и технически (через модернизацию конструкции инструмента), и художественно (благодаря собственным выступлениям) расширить исполнительские возможности трубы как сольного инструмента в классических жанрах восточной музыки.

Пример Н. Маалуфа особенно актуален для современного арабского исполнительства, которое по мнению известного восточного исследователя Х. Тума, «борется за сохранение своей самобытности». Характеризуя сущность современного арабского музыканта, ученый отмечает: «Он исполняет музыку, которая не является ни чисто арабской, ни совсем чужой… На Востоке твердо уверены в сомнительной «новизне» развитой структуры этой музыки, в то время как это новое, развитое есть не что иное как удивительная деформация традиционной арабской музыки… Тем не менее, настоящая, истинная арабская музыка жива, она сохранилась. Арабское общество открыло ее снова только теперь. Нужно спасать ее…»[31].  В данном случае четвертитоновую трубу Н. Маалуфа, его исполнительский и педагогический опыт следует рассматривать как реальный пример решения существующей проблемы, создающий важные предпосылки к более широкой интеграции универсального европейского инструментария в профессиональное традиционное музыкальное творчество восточных исполнителей, что позволит сохранить самобытность арабской музыки.

Аналогичные «угрозы» негативного влияния европейской темперации на ладовую систему индийской музыки усматривает и Ч. Дева, который пишет: «Рак равномерной темперации пустил свои метастазы в организм индийской музыки, и всю трагичность последствий этого некоторые не могут себе даже вообразить…»[32]. Наряду с отдельными положительными моментами, такими как сближение традиций южно- и северноиндийских раг, связанных с  преимуществами западных средств массовой коммуникации, его беспокойство вызывает «нивелирование большинства элементов музыкальной выразительности»[33]. Именно в разрушении микротонового интонирования индийской и арабской музыки видится одна из угроз мощной европейской экспансии.

Столь пессимистичные суждения Х. Тума и Ч. Девы, на наш взгляд, несколько однобоко отражают реалии современного инструментального исполнительства арабского Востока и Индии. В отношении микрохроматики, скорее всего, можно наблюдать обратный процесс – проникновение восточных микроинтервальных систем в «организм» европейской разножанровой музыки. Он ощущается не только в индоамериканском джазовом стиле М. Фергюсона, но и в творчестве современных европейских композиторов академического направления.

Создание универсальной конструкций «арабской» трубы Н. Маалуфа и кулисной разновидности инструмента позволили выйти на новый уровень микротонового интонирования и открыли путь к полноценному исполнению макома и раги. Если для М. Фергюсона кулисная труба являлась необходимой лишь в отдельных эпизодах его смешанного джазового стиля, то для Р. Мехты (R. Mehta), имеющего «глубокую индийскую наследственность в ощущении духовной сущности звука» и рассматривающего микрохроматику не как дискретное, а непрерывное явление[34], она представляется единственно возможным способом художественного выражения.

В своих многочисленных записях Р. Мехта, с одной стороны, стремится придерживаться канонических правил исполнения индийской классической музыки[35], с другой, опираясь на традиционные южноиндийские жанры, экспериментирует и создает собственный импровизационный стиль. Примером такого поиска является использование тембров кулисной трубы и препарированного инструмента без кулисы[36], которые применяет Р. Мехта в известной записи «Micro-Orka»[37].

«Современная рага» - так характеризует он экспериментальную версию этой необычной интерпретации. Анализируя экспериментальный и классический варианты исполнения традиционной индийской музыки, обращает на себя внимание, насколько легко и естественно владеет Мехта «скользящей» атакой. Его манера исполнения глиссандирующих штрихов, преобладающих в артикуляционной системе микрохроматического интонирования раги, отличается чрезвычайной гибкостью метроритмики сольного и ансамблевого музицирования. Поэтому исполнительское искусство Р. Мехты, как и Насима и Ибрагима Маалуфов, не только не представляет опасности разрушения микротонового организма индийской и арабской музыки, но и является показательным примером сохранения и развития самобытных исполнительских традиций.

Останавливаясь на европейской микротоновой музыке для трубы, отметим разнообразие ее жанров и стилевых направлений. Современный репертуар четверти-, трети-, шестина- и восьминатоновых произведений включает в себя как опусы для трубы соло, так и сочинения для различных составов ансамблей и оркестров с трубой[38]. Подавляющее большинство из них представляют четвертитоновые композиции, написанные для инструмента соответствующей конструкции. К наиболее ранним из них принадлежит уже упоминавшаяся Сюита для четвертитоновой трубы и тромбона ор. 56 А. Хабы, созданная в 1944 г. Заметим, что до 90-х годов прошлого столетия композиторы не испытывали особого интереса к четвертитоновой трубе. Кроме П. Блатны и Д. Эллиса можно выделить Дж. Скельси (G. Scelsi) и Я. Ксенакиса, которые написали отдельные четвертитоновые сочинения для трубы и оркестра[39]. Также необходимо указать и достаточно популярный опус Роберта Эриксона «Kryl» (1977) для трубы соло, насыщенный различными нетрадиционными исполнительскими приемами, включая четвертитоновое интонирование. Однако, указанное произведение создавалось композитором для обычной конструкции инструмента, а исполнение микроинтервалов должно осуществляться с помощью альтернативной аппликатуры с полунажатыми вентильными клапанами и более гибкой работы амбушюра[40]. Данный способ исполнения также применяется в произведениях других авторов, которые используют микрохроматику преимущественно в отдельных эпизодах своих сочинений[41].

Более значительное расширение микротонового репертуара для трубы отмечается в первом десятилетии ХХI в., что связано с активной исполнительской деятельностью уже упоминавшегося М. Блау и английского музыканта С. Альтофта, которые широко используют в своих выступлениях четвертитоновую трубу. Поиск новых средств выразительности инструмента благодаря их незаурядному исполнительскому мастерству и развитию творческого сотрудничества с современными композиторами способствовал созданию разнообразного микротонового репертуара.

В заключение отметим, что в современном исполнительстве на трубе в результате создания универсальных модификаций инструмента и использования нетрадиционных приемов игры практически решена проблема полноценного исполнения микротоновой музыки. Если конструкция четырехвентильной четвертитоновой трубы позволяет достичь максимальной точности интонирования и способствует эффективному развитию четвертитонового слуха, то кулисная модель инструмента открывает путь к исполнению максимально узких интервалов и создает неограниченные возможности микрохроматического интонирования, доступного человеческому слуху.


[1]    Над конструкцией клапанной трубы А. Вейдингер начал работать в 1793 году, о чем можно судить по его рекламному проспекту к "Большому публичному концерту", прошедшему в Вене 28 марта 1800 г. В нем указано, что работа по созданию "organisirte Trompete", начатая семь лет тому назад, наконец, завершена. На протяжении этого периода им были сконструированы отдельные модели инструмента, на которых он выступал в публичных концертах [Dahlqvist R. Keyed trumpet / The New Grove Dictionary of Music and Musicians (AZ). In 29 vol. London, 2000. Электронные текстовые данные].

[2]    Trumpet / The New Grove Dictionary of Music and Musicians (A – Z). In 29 vol. London, 2000.

[3]    Х. Дэвис – автор статьи о микротоновых инструментах в музыкальном энциклопедическом словаре Гроуа, указывает местом изобретения четвертитоновой трубы Одесскую консерваторию [Davies H. Microtonal instruments The New Grove Dictionary of Music and Musicians]. Однако, консерватория в Одессе была открыта гораздо позже, в 1913 г. Возможно, речь идет о музыкальном училище, на базе которого впоследствии было создано высшее учебное заведение.

[4] Среди наболее ранних конструкций микрохроматических инструментов следует выделить архичембало итальянского музыканта-теоретика и композитора Николо Вичентино (1511 – 1575?), мануал которого был рассчитан на 36 клавиш в октаве.

[5]    Несмотря на существенные преимущества вентильной трубы, по сравнению с натуральной, она не сразу была принята исполнителями и композиторами. С достаточной осторожность к новому инструменту относился М.И. Глинка, который отдавал предпочтение звучанию натуральной трубы.

[6]    Холопов Ю.Н. Вклад Кейджа в музыкальное мышление ХХ века / Джон Кейдж. К 90-летию со дня рождения: Матер. науч. конф. – Науч. труды МГК. Сб. 46. М. – С. 80.

[7]    Quarter-tone trumpets  http://www.microtonaltrumpet.com/

[8]   Известно, что в 1905 г. Й. Шедива подарил Чешскому музею музыки 63 своих инструмента, часть которых сегодня представляет отдельную коллекция (http://www.musictalent.ru/gruppa-mednich-duchovich-instrumentov)

[9]    Berry J. The Galpin Society’s trip to Prague and the Czech Republic / Galpin Society Newsletter, 2012. – May № 33, p.10. Филиалы фабрики и мастерские музыкальных инструментов Й. Шедивы были в различных регионах царской Росси, включая такой отдаленный город как Самарканд [Вавилова Т.А. Мединский Виктор Юлианович, губернатор Самарканда. http://www.e-samarkand.narod.ru/vavilova.htm]. 

[10]  А. Хабой была написана еще одна четвертитоновая опера «Přijď království Tvé» («Да приидет Царствие Твое»), op.50 (1932–1942).

[11]  Подтверждением тому является годовой отчет (№ 6) Пражской консерватории за 1930-1931 гг., на который ссылается Б. Чижек [9, с. 52].

[12] Инвентарный номер МI/118. Одновременно чешский исследователь указывает еще на одну четвертитоновую трубу, зарегистрированную Хабой под инвентарным №10, которая была «предоставлена бесплатно в качестве рекламного инструмента» фирмой «Bohland a Fuchs Kraslice» [Čížek B. Quarter-Tone and Sixth- Tone Musical Instruments Built according to Designs by Alois Hába / Musicalia. Journal of the Czech Museum of Music, 2013. – № 1-2, – p. 51-52].

[13] Среди них выделим Сюиту для четвертитоновых кларнета и фортепиано оp. 24 (1925) и четвертитоновую Сюиту для 4-х тромбонов оp. 72 (1950).

[14]   Quarter-tone trumpets  http://www.microtonaltrumpet.com/

[15]  Обучаясь в университете Эллис подружился с индийским музыкантом Харихаром Рао (Harihar Rao), который открыл ему необычные краски мелодики индийской музыки и ее ритмическое разнообразие, которые впоследствии Дон стремился реализовать в собственных джазовых импровизациях. Для практического воплощения своих творческих идей Дон Эллис вместе с Харихаром Рао создали «Индийский джаз-секстет» (The Hindustani Jazz Sextet), единственный в своем роде коллектив в США, который специализировался на исполнении оригинальной музыки, представлявшей собой синтез американского джаза с элементами индийской раги.

[16] Гарри Парч (1901-1974) – американский композитор и создатель различных конструкций инструментов (гармоника «Хромелодеон», адаптированная гитара, ромбовидная маримба и др.), предназначавшихся для исполнения собственных микрохроматических опусов. Основные идеи о развитии микротоновой музыки и инструментария для ее исполнения были изложены в фундаментальном труде «Происхождение музыки» (Genesis of a Music), изданном в 1949 г.

[17]   В 1966 г. П. Блатны посвятил Д. Эллису отдельное сочинение для трубы (или саксофона) и джаз-оркестра (Pour Ellis for trumpet (or soprano saxophone) and jazz orchestra).

[18] Заметим, что микрохроматическая конструкция трубы – не единственный пример смелых экспериментальных поисков американского музыканта.  Несколько позже, в 1967 г., увлекшись идеей создания электронных инструментов, им была инициирована разработка электромундштука, который он впоследствии использовал в своих выступлениях [Hischak Th. S. The Encyclopedia of Film Composers.  Rowman & Littlefield Publishers, – Lancham, 2015. p. 219].

[19]  К.Х. Штокхаузен, описывая процесс работы над своим известным циклом «Licht: die sieben Tage der Woche» (Pieta) отмечает, что именно создание Маркусом четвертитонового флюгельгорна открыло путь к поиску новых красок и апробации его звукодинамических возможностей на практике. «Мы ежедневно экспериментировали и постоянно пробовали улучшить недавно написанные эпизоды. Использование 4-го вентиля с помощью альтернативной аппликатуры позволяло извлекать все четвертитоны, а применение техники полунажатых клапанов (half value technique) давало возможность исполнять все виды глиссандо…» [Berthelot M.J. A symphonic poem on Dante’s inferno and a study on Karl Heinz Stockhausen and his effect on the trumpet. Diss. Dr. Ph.. Louisiana State University, 2008. – p..147-148].

[20] Кроме изобретения четвертитоновой трубы, по утверждению И. Выслоужила (J. Vysloužil), А Хаба является пионером и вдохновителем создания нескольких специальных микротоновых инструментов: трех типов четвертитоновых фортепиано (1924–31), четвертитонового (1928) и 1/6-тонового (1936) гармонимума, четвертитоновых кларнета (1924) и гитары (1943). Следует отметить, что А Хаба на протяжении долгого времени являлся руководителем отдела 1/4-1/6- тоновой музыки в Пражской консерватории (1923-45) и Академии изящных искусств (1946-49) [Davies H. Microtonal instruments The New Grove Dictionary of Music and Musicians (AZ). In 29 vol. London, 2000].  

[21] Кузнецов И.К., Никольцев И.Д. Микротоновые системы в отечественной и зарубежной музыке / Искусство музыки: теория и история. 2011. №1-2, – С. 12.

[22] Увлекшись йогой и индийской музыкой, М. Фергюсон в 1968 г. вместе с семьей уезжает в Индию, где занимается преподавательской деятельностью и одновременно постигает глубинную философию йоги и теоретические основы раги. Важная роль в формировании исполнительской эстетики М. Фергюсона принадлежит Рави Шинкару, импровизационное искусство которого оказало значительное влияние на становление исполнительского стиля канадского музыканта.

[23]  Сам принцип действия раздвижной кулисы, позволяющий легко, без ограничений, изменять длину воздушного столба и, соответственно, высоту звука, имеет широкие перспективы использования в создании различных модификаций не только микротоновых медных духовых инструментов, но и деревянных. Примером тому может служить модель поперечной флейты с раздвижной глиссандирующей лабиумной головкой (Glissando HeadJoint), сконструированная известным американским флейтистом-композитором Робертом Диком для исполнения глиссандо и микроинтервалов на флейте. 

[25] Произведение было написано по заказу для фестиваля «Месяц европейской музыки 2001». Премьерное выступление М. Блау состоялось 25 ноября 2001 г. в Базеле, Швейцария.

[27]  Ансамбль «Musik Fabrik» был создан Фондом искусств Северный Рейн-Вестфалия в 1990 году и является одним из ведущих ансамблей современной экспериментальной музыки. Основное направление его творческой политики – «сделать музыку, которая пока не существует». Солистами ансамбля, специализирующимися в игре на инструментах с двойным раструбом, являются М. Блау – труба, К. Чапман (Ch. Chapman) – валторна, Б. Коллинз (B. Collings) – тромбон и М. Пур (M. Poore), – туба. http://www.musikfabrik.eu/de/ensemble/mitglieder

[28]  Азербайджанский мугам, узбекский и таджикский маком, уйгурский и туркменский мукам и др.

[31]  Тума Х. Введение в арабскую музыку // Музыка народов Азии и Африки. – М., 1984. – Вып. 4. – С. 287.

[32]  Дева Чайтанья Б. Индийская музыка. – М., 1980. – с. 230.

[33]  Там же.

[34]  Wilson P. N. Trompete mit Plastikschlauch. Das Innovative Music Meeting im Haus der Kulturen der Welt. Tagesspiegel Review (April 2000) http://rajeshmehta-archive.tumblr.com/imm

[36]  Играя отдельные фрагменты на препарированном инструменте, Метха, по его словам, старался имитировать тембр деревянной флейты.

[37]  Rajesh Mehta Collective 3+ true muze TUMU CD 9802 [23], 

[38]  Репертуарный список произведений с микрохроматикой для трубы достаточно полно представлен С. Альтофтом и (S. Altoft) и Д. Баустедом (D. Bousted) на сайте, посвященном микротоновой трубе http://www.microtonaltrumpet.com.

[39]  Среди произведений известного итальянского композитора Дж. Скельси (1905-1988) выделяются Quattro Pezzi (1957) для соло трубы и Anahit (1965) для оркестра. Из сочинений Я. Ксенакиса (1922-2001) необходимо отметить Eonta (1963-4) для ф-но, 2 труб, 3 тромбонов, Antikhthon (1971) для оркестра и Nomos Gamma для оркестра (1968) (Там же).

[40]  Cherry A. K. Extended Techniques in Trumpet Performance and Pedagogy. Diss. DMA / Amy K. Cherry. – University of CincinnatiPRIVATE "TYPE=PICT;ALT=----------", 2009, p. 99-100.

[41]  Из наиболее известных опусов выделим Heptade (1972) А Жоливе, Diversion for Two (1972) Д. Эрбы, Encounters III Duel для трубы и ударных (1973) У. Крафта, Сонатина (1976) Х.В. Хенце, Первый голос (1982) Ф. Tичели