Главная

О нас

Свежий номер  

Архив

Тематические разделы

Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Музыка по жанрам
Исполнительское искусство Музыкальная педагогика
Литературные приложения
Видеотека

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Контакты

 

Приложение

ИЗ ЖИЗНИ СТРАУСОВ

Александр Сотник

В Москве все друг друга знают или наслышаны. Главное - искать в правильном секторе. Музыканты найдут заблудшего гитариста, писатели - раба глагола, и так далее. Допустим, нужен сантехник Сенька Фуганков. Заходишь в любое РЭУ, спрашиваешь:

- Как найти Фуганка?

- Вы композитор? - раздается в ответ.

- Родственник Мориса Равеля.

- Новослободская, пять...

Фуганок - личность легендарная. Пишет мемуары под названием "Прозрение слуха". В юности ему посчастливилось выпивать с Шостаковичем в гастрономе. Сенька с друзьями-алкашами как раз собирал на утреннюю опохмелку. В магазин вошел интеллигентный очкарик. Знакомое лицо. Сенька подвалил:

- Мы встречались?

Тот приподнял шляпу:

- Возможно.

- Может, пили в пятницу у Ботвинника?

Очкарик задумался:

- У Ботвинника? В пятницу? В прошлую - нет.

Фуганков посочувствовал:

- Зря. Там было много. А вид у тебя паршивый. Болеешь?

- Возраст...

- Товарищ, есть шанс подлечиться, - подмигнул Сенька. - Скинемся?

Товарищ скинулся. Фуганков подлетел к продавщице:

- Кралечка, девочка...

- Кларочка, - поправили его, - и, слава богу, не девочка.

- Мне как всегда: одну беленькую и "братскую могилу". - Он указал на кильки в томатном соусе.

Приятели ждали за столиком в углу. Водку разлили по раздвижным стаканчикам типа "ребра туриста". Консервы открыть не удалось.

Интеллигент обреченно взял стакан.

- Не боись, приживется, - обнадежил Сенька. - Ну, давай знакомиться. Я Сеня, сантехник.

Другой:

- Я Слава. Ботвинник.

Третий:

- Я Вася. Жена говорит, сволочь.

- А я композитор, Дмитрий Дмитриевич Шостакович.

Сенька пожал плечами:

- Ну, не хочешь - не говори...

С годами ему довелось починить кран Хачатуряну, устранить протечку в доме Денисова и обматерить Кабалевского. На композиторов ему везло.

Впрочем, дело не в нем...

Сначала я решил отыскать администратора Вовку Акимова. Когда-то он потрясал своей деятельностью крупные области и отдельные населенные пункты. Являлся с афишами экстрасенса Леонарда Армагеддонского и гипнотизировал жителей города в местном дворце культуры. Акимов и Армагеддонский были одно и то же лицо. Вовка слыл мастером перевоплощений. Их часто видели порознь и ни разу вместе. Например, директор ДК спрашивал экстрасенса:

- А где Владимир?

- В Поволжье, - небрежно отвечал колдун.

Встречая Вовку, умолял:

- Как бы поговорить с Леонардом? Личный вопрос.

- Маэстро отдыхает. Разрядился.

Лучше всего ему удавалось класть зрителей на битые стекла. Простой прием действовал оглушительно. Экстрасенс измывался над людьми с выдумкой и азартом. Впрочем, бывали и накладки. Однажды он подсунул официантке трешку вместо червонца. Его разоблачили. Он артистично покаялся, но было поздно: мошенника вышвырнули из ресторана. Магистр обиделся:

- Я вас сглажу! Порчу наведу!

Спустя сутки ресторан спалили местные бандиты. Но кудесник уже мчался в сторону Мариуполя. Там он очаровал заместителя мэра - миловидную женщину, благоухающую увяданием. Она называла его Вольдемар. Он предсказал ей блестящую карьеру в Киеве и страстную любовь итальянца. В Киев она так и не уехала. Итальянец оказался Марком Лиснянским из Жмеринки. Но всюду представлялся как Марио. Часть предсказания сбылась...

Внезапно экстрасенсы вышли из моды. На телевидении прекратились сеансы Кашпировского. Чародей потерял актуальность и плоть. Вовка ушел в неприметные, но деятельные администраторы...

Нас представили друг другу в Алапаевске.

- Я могу тебя зажечь, - сказал он. - Если звезды зажигают...

- Кому это нужно? - возразил я. - Продукты - другое дело...

- Ты навел меня на мысль. Предлагаю шоу. "Парад дефицита". В антракте - докторская колбаса и столичная водка. Сто грамм в руки. Народ обалдеет. А мы смоемся до окончания шоу...

...Я решил: Вовка вполне подойдет на роль администратора. Главное - чтобы его не убили раньше, чем найду. Звоню Юрке Казакову, Вовкиному партнеру по смелым делам.

- Он жив, - успокоил Юрка, - поэтому исчез. Если убьют, покажу могилу. Хочешь, справки наведу?

Через день сообщает:

- Он в Питере. Разводит страусов.

- Вряд ли они поддадутся.

- Еще как! Пиши телефон...

Набираю номер. Слышу знакомый энергичный голос:

- "Биг Страус" на проводе.

Излагаю суть дела. Вовка вздыхает:

- Не могу. Меня не поймут. Это же страусы...

- А кенгуру, - говорю, - поняли бы?

- При чем тут кенгуру? Кредиторы не поймут. У меня яйца тухнут. Хочешь - приезжай. Если что, могу выслать.

- Что?

- Яйца страуса. Большие, как у слона. Пристроишь по кабакам.

- Я подумаю.

- А перья для танцовщиц?

- И так спляшут.

- У вас что, всюду стриптиз?

Мы распрощались. Первый блин, как и положено, получился комом. Спустя полчаса явился Сенька Фуганков. На лице страдание трезвеющего алкоголика. Кричит:

- Сань, я рукопись тебе принес. Поправишь?

- При наличии времени.

- Я в смысле, нальешь?

Налил. Он выпил, закусил соленым огурцом, откинулся на спинку кресла. Сфамильярничал:

- Вспомнил Диму Шостаковича. Бывало, выпьет и - за рояль. Пятнадцатую симфонию писал не просыхая.

- Мне, вообще-то, некогда, - предупредил я.

- А ты не суетись, - назидательно сказал Сенька, - тогда все получится. Хочешь, заряжу тебя на успех? Я Чумака знаю, батареи ему менял. Он мне лосьон подарил. Я берегу, по глоточку принимаю. Будешь?..

Зачем нам вера в чужие чудеса? И разве наше существование не есть чудо? Просто мы не умеем его ценить. Но есть шанс научиться...