Главная

Архив

Тематические разделы
Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Исполнительское искусство
Музыкальная педагогика

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Реклама

Контакты

 

 

В АТМОСФЕРЕ МУЗЫКИ

Евгений Эпштейн

      Попробуйте угадать, какая судьба уготована детям, если их отец - знаменитый оперный баритон, а родная тетя - знаменитое камерное меццо? "Конечно, музыкальная", - скажете вы и будете совершенно правы: им просто деваться некуда. Именно в музыкальную школу и поступили сестры Карина и Рузанна и их брат Рубен, потому что их отец был народный артист СССР, выдающийся баритон, пропевший в Большом театре 26 сезонов, Павел Лисициан, а тетя - народная артистка СССР Зара Долуханова. Но в школу их приняли не за принадлежность к знаменитому певучему клану, а за музыкальный талант, проявившийся с раннего детства.

      Карина: - Мы росли в атмосфере музыки, которая постоянно звучала в нашем доме. Да и в Большой театр, попасть в который для многих было несбыточной мечтой, мы ходили запросто: ведь там пел наш папа. Я была старшей из детей и переслушала не только все оперы, в которых участвовал папа, но и многие другие. Часто у нас в доме собирались папины партнеры: Лемешев, Кругликова. Шумская, дирижеры Мелик-Пашаев, Хайкин, бывали и иностранные знаменитости: Марио дель Монако, Жан Пирс, Тотти даль Монте. Родители никогда специально не "затаскивали" нас на музыку, но музыкальная аура дома формировала наши привязанности и, в конечном итоге, определила наши судьбы. Я первой поступила в ЦМШ и училась по классу фортепиано.

      Рузанна: - Мы с братом пошли по стопам старшей сестры, только инструменты выбрали другие. Рубен играл на виолончели, и его взял к себе в класс Ростропович, а мне нравилась арфа, и я пошла к Наталье Борисовне Сибор. Правда, ЦМШ я не окончила, из седьмого класса перевелась в Ипполитовское училище на вокальное отделение, потому что к этому времени у меня появился голос и желание петь стало главным. А после училища поступила в Гнесинский институт к великолепному педагогу Нине Александровне Вербовой.

      Карина: - У этого же педагога занималась и я, потому что, окончив ЦМШ, почувствовала, что родительские гены не дают мне покоя. Ярких вокальных способностей у меня не было, но голос был, было желание и хорошая музыкальная подготовка, которые и привели меня, пианистку, на вокальное отделение.

      Рузанна: - ...где мы с Кариной впервые начали петь вместе в камерном классе Нины Николаевны Делициевой, потрясающего, эрудированного музыканта, которая приобщила нас к ансамблевому пению. Она сделала нам первую программу, с которой мы, еше студентки, "стартовали" в Ереване и вкусили радость большого успеха.

      В 1965 году композитор Андрей Волконский создал ансамбль старинной музыки "Мадригал". До той поры музыка Средневековья в нашей стране не звучала, и разве что теоретики знали что творилось в мире до Баха. А оказалось, что эпоха Возрождения оставила огромные нетронутые пласты великолепной музыки, которую Волконский и извлек из небытия.

      Карина: - "Мадригалу" были нужны певцы-музыканты, и Андрей пригласил нас троих - Рузанну, Рубена и меня в свой ансамбль.

      Рузанна: - Дуэтом мы с Кариной пели еще до "Мадригала", и первые наши программы проходили с большим успехом. Но в "Мадригале" нам уже было не до дуэтов - мы окунулись с головою в новую и потрясающе интересную работу. Мы узнали, что значит ансамблевое пение в высшем понимании этого жанра.

      Карина: - Мы не только пели, но и играли на старинных инструментах: я на органе и клавесине, освоила даже флейту, Рубен на виоле да гамба и на всех продольных флейтах - от сопрано до баса, Рузанна на ирландской арфе. В концертных сюитах мы часто менялись инструментами, танцевали, и все это производило большое впечатление.

      Рузанна: - Мы работали как одержимые и первую программу "Мадригала" сотворили за два месяца. Успех был фантастический - Москва ничего подобного никогда не слышала, мы открыли целый мир гениальной музыки. А потом были 11 переаншлагов в Большом зале Ленинградской филармонии, когда на наши концерты продавали сотнями приставные места. Начались гастроли по городам Советского Союза - все хотели слышать "Мадригал".

      Карина: - Так продолжалось до той поры, когда Волконский эмигрировал на Запад. "Мадригал" лишился яркого лидера и как-то быстро начал тускнеть, хотя все его участники были уже довольно опытными "асами" в ансамблевом искусстве. Но от Андрея всегда исходила мощная энергетика, подпитывавшая нас идеями и вдохновением. Лишившись ее, мы как-то заскучали и стали подумывать о выходе на самостоятельную дорогу. Первым ушел в сольное пение Рубен - он выиграл первую премию в Цвиккау, и в ансамбле ему уже было неинтересно. Потом покинули "Мадригал" и мы с Рузанной. Закончился большой этап нашей творческой жизни, подаривший нам множество интересных открытий. Впереди нас ждали новые поиски и свершения. Мы были к ним готовы.

      По существу, сестры Лисициан стали первооткрывателями в жанре камерного дуэта. Конечно, были и до них певцы, выступавшие вдвоем, но чтобы единый творческий коллектив держался более двух десятилетий - такого камерная вокальная музыка еще не знала.

      Карина: - Конечно, наше постоянство во многом определялось нашим родством. У нас была одна вокальная школа, была творческая совместимость мы не знали проблемы слияния голосов, мы не "подгоняли" друг под друга тембры. Иногда, слушая наши записи, я сама не сразу могу различить где кончается Рузанна и начинаюсь я.

      Рузанна: - Однако, это не мешало нам спорить на репетициях. Чаще всего это были споры из-за нюансов. Мы пробовали разные варианты и в конце-концов находили общее решение. Слава Богу, до ссор у нас никогда не доходило, а ведь я знаю дуэты, которые распадались, и их участники становились злейшими врагами.

      Карина: - Наш дуэтный репертуар охватывал разные музыкальные эпохи, стили, школы. Мы много пели западноевропейской музыки - там неисчерпаемый источник творчества: Бах, Гендель, Шуберт, Шуман, Мендельсон, Брамс, Равель...

      К сожалению, русские композиторы для дуэта писали мало: у членов "Могучей кучки", у Рахманинова практически нет ничего, у Чайковского всего 6 камерных дуэтов. Обогатить наш русский репертуар помог великолепный специалист камерного ансамбля Борис Шляхтер - он сделал для нас аранжировки романсов Чайковского, Варламова, Даргомыжского. Мы много гастролировали: США, Канада, Швейцария, Индия, Израиль, страны Восточной Европы. И всюду нас принимали очень тепло. Мы пели на языках оригиналов, и это добавляло нам зрительских симпатий. В Германии слушатели говорили, что мы открыли для них множество неизвестных немецких произведений.

      Рузанна: - В те годы на радио у нас запрещали записывать на иностранных языках, но в концертах мы пели и по-немецки, и по-французски, и по-испански. Для нас это не было проблемой: нам передалось папино восприятие чужих языков, к тому же музыкальный слух помогал быстро улавливать нюансы произношения, и все получалось достоверно.

      Песни народов мира мы исполняли на 26 языках. Однажды нам написали в письме из Татарии: "Мы никогда не думали, что армянки могут так точно исполнять татарские песни". Такие признания дорогого стоили.

      В нашей отечественной инструментальной музыке был хорошо известен семейный квартет Коганов: скрипача Леонида, его жены Елизаветы и детей - Павла и Нины. Аналогичный ансамбль был и в вокальном искусстве. Вот как пишет об этом в своей книге, посвященной П.Г. Лисициану, исследователь его творчества, сам великолепный певец Сергей Яковенко: "Семейный квартет Лисицианов - уникальное явление. Дебютировали они как единый коллектив в 1971 году, исполнив все партии - сопрано, альта, тенора и баса - в "Реквиеме" Моцарта, и сразу же привлекли к себе внимание тонких ценителей. Отца - Павла Герасимовича, двух дочерей - Карину и Рузанну и сына Рубена - объединяет в музыке единство художественных принципов, тонкий вкус, любовь к великому классическому наследию."

      Карина: - Папа никогда не давил на нас своим вокальным авторитетом, но занимался с нами также строго, требовательно и увлеченно, как со всеми учениками, не делая скидок на родственные отнршения. У него феноменально чуткий вокальный слух - он слышит все огрехи певцов и знает как их исправить, как научить строить фразу. Вот почему и по сей день, несмотря на то, что папе исполняется 90 лет, к нему тянутся вокалисты из разных городов России.

      Творческое восхождение сестер Лисициан продолжалось более 20 лет вплоть до того страшного зимнего дня, когда на обледенелом подмосковном шоссе встречная машина, потерявшая управление, врезалась в лоб автомобиля Карины. Кровоизлияние гортани перечеркнуло все будущие планы.

      Карина: - Авария вырвала меня из пения, но не из музыки. Моей отдушиной стала педагогика, которой я увлекалась и раньше. Теперь же она превратилась в профессию. Некоторое время я была консультантом по камерному ансамблю в ГИТИСе, а потом взяла себе класс сольного пения. Конечно, в театральный вуз приходят не лучшие голоса, консерватория для "чистых" вокалистов предпочтительнее, но тем интересней с ними работать, когда ты знаешь, что можешь чему-то научить, и как это сделать. И если из сырого материала получается нечто талантливое, испытываешь творческое удовлетворение.

      Рузанна: - Это чувство знакомо и мне, потому что я тоже веду вокальный класс в Гнесинском училище. И когда я сижу на каком-нибудь конкурсе и слышу талантливое пение, душа радуется. К сожалению, сейчас нет камерных дуэтов, которым мы могли бы передать свой опыт, свои репертуар.

      Карина: - Сейчас камерным вокалистом быть трудно: работы практически нет. Раньше был план, мы всегда знали когда, где и что нам предстоит петь. Сейчас гастроли сведены к нулю. Идеологического диктата мы не испытывали, программы нам никто не диктовал, сегодня же финансовый диктат стал удавкой на шее вокалистов: без спонсорской раскрутки трудно рассчитывать на продвижение, а "раскрутчики" предпочитают филармоническому искусству шоу-бизнес: там отдача быстрей и весомей.

      Рузанна: - 3ато сегодня у творческой молодежи гораздо больше возможностей реализовать себя на различных конкурсах: выбери себе подходящую программу и поезжай куда хочешь без унизительных парткомиссий.

      Карина (с иронической усмешкой): - Если у тебя есть деньги. А откуда им взяться в отсутствии постоянной работы? Мы имеем то, что имеем: безголосые звезды, заполонившие радио и телеэфир, и жалкое существование "камерников", поющих по школам под аккомпанемент дребезжащих пианино.

      Рузанна: - Но талантливый певец может поехать в любую страну, где есть хорошие консерватории, и учиться у выдающихся педагогов. Я знаю немало примеров, когда молодые вокалисты уезжали в Италию или в Германию, усовершенствовались там и потом неплохо работали.

      Карина: - А как быть тем, кто не хочет уезжать из страны? Обидно, что мы теряем замечательных певцов, потому что они в своей стране никому не нужны. Я не большой экономист, но совершенно убеждена, что реформы последнего десятилетия, повсеместный переход на коммерческие рельсы пагубно отразились на состоянии нашей культуры, и кто знает, сколько понадобится времени, чтобы вернуть нашему искусству его былой престиж.

www.druzya.com