Главная

Архив

Тематические разделы
Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Исполнительское искусство
Музыкальная педагогика
Литературные приложения

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Контакты

 

 

РОМАНТИЧЕСКИЙ ДУЭТ

Павел Юхвидин

          Существует лишь один музыкальный инструмент, на котором можно играть вдвоем - это фортепиано. Более того: именно игра двух пианистов на одном инструменте, может быть, раскрывает более полно всю насыщенность рояльной фактуры, его регистров и тембров. Между тем, четырехручный дуэт родился из домашнего, семейного музицирования во времена становления нового инструмента. А это становление пришлось на эпоху раннего романтизма. И именно в романтическую эру, во времена формирования национальных композиторских школ Европы, четырехручная игра превратилась из домашней в концертную. При этом всегда сохранялась ее прикладная, вспомогательная функция - ведь все оперы, все симфонии, вся мировая оркестровая музыка для четырех рук переложены! В то же время Моцарт сочинил шесть сонат , а Бородин две пьесы в четыре руки для себя и жены для домашнего исполнения.

          Не удивительно, что концертирующие фортепианные дуэты часто бывают дуэтами семейными, супружескими. Вот и дуэт Фаины Хармац и Михаила Бурштина, сложившийся более сорока лет назад, когда оба музыканта были еще студентами Ташкентской консерватории, - одновременно и семейный, и концертный, и романтический. Поэтому, наверное, ансамблевая их чуткость, динамическая выровненность их исполнения замечательны, тембровые переклички (особенно в "вопросо-ответных" построениях) по-оркестральному красочны. Главное, что музыканты всегда стремятся выявить подтекст - слушателю внятно не только как, но и "о чем" они играют.

          Одна из особенностей этого ансамбля (кроме большого опыта и мастерства) еще и в том, что Михаил Бурштин - не только пианист, но и высокопрофессиональный композитор общесоюзной известности. В Ташкенте он окончил (уже после фортепианного факультета) класс композиции Георгия Мушеля (русского композитора. потомка обрусевших французов, ставшего одним из основоположников узбекской симфонии и балета. Нынешний год - год столетия Георгия Александровича). Бурштин - автор десятков разножанровых произведений (в том числе, конечно же, оригинальных пьес для фортепиано в четыре руки), основанных в большинстве своем на характерной национальной ладовости и мелосе разных народов - киргизском, еврейском, узбекском, персидском, русском (даже различных русских фольклорах в их региональных трансформациях, к примеру, "Уральской баллады"). И это тоже, видимо, опосредованно связано с дуэтным жанром. Вспомним известнейшие четырехручные циклы романтического века в их оригинальных либо первоначальных вариантах: "Восточные эскизы" Шумана, "Венгерские танцы" и "Русский сувенир" Брамса, "Славянские танцы" Дворжака, "Норвежские танцы" Грига, "20 немецких танцев" Регера. Даже юмористически-курьезная "Славянская тарантелла" Даргомыжского, одна из партий которой предназначена для немузыканта (этот "ансамблист" нажимает одним пальцем только на одну ноту "ля") выдержана в национальном духе.

          Фаина Хармац и Михаил Бурштин уж немало лет концертируют в Израиле. Они учились в Ташкенте, в Узбекистане. Аспирантскую подготовку Михаил проходил в Уральской консерватории в Свердловске, а Фаина в Ленинграде; долгий период они работали в музыкальном вузе столицы Киргизии, где профессор Бурштин и доцент Хармац преподавали на кафедре специального фортепиано.

          В программе концерта, состоявшегося недавно в зале "Клермонт" Высшей школы музыки имени Бухмана - Меты Тель-Авивского университета, преломились, как в магическом кристалле, характернейшие черты этого существующего уже много лет ансамбля, да и самого дуэтного жанра. Программа переливалась многоцветным национальным колоритом - здесь был и листовский "Мефисто-вальс" с его мадьярским темпераментом, австрийской вихревостью и немецкой фантасмагоричностью, и "Легенда" Антонина Дворжака, глубоко пропитанная чешской интонационностью, и "Танцы" великого армянина Комитаса, переложенные Бурштиным для фортепиано в четыре руки (здесь, правда, был неудачным финал - цикл не заканчивается, а как бы прекращается); исполнялось и собственное ориентально-орнаментированное сочинение Бурштина обобщенно-восточной ладовости (отзвуки ладов шур, чангях) которое так и называется "Ориенталь".

          В целом же программу можно было бы назвать "От Моцарта до наших дней" - ее открывает четырехручная двухчастная неоконченная соната Моцарта соль мажор (как раз та, что сочинялась для музицирования с женой), которую Михаил Бурштин завершил с вполне зюсмайеровской чуткостью: никаких стилистических швов не обнаружить, - а завершают программу новые сочинения Анатолия Боярского и Родиона Щедрина.

          Анатолий Боярский, по происхождению харьковчанин и харьковский выпускник класса профессора Дмитрия Клебанова, много лет работал в городе на Неве и стал по духу глубоко питерским композитором. Он уже давно живет в Израиле, в пограничном городе Кирьят-Шмона, разделяя с его жителями все опасности, например, бомбёжки во время двух ливанских войн. Пьеса Боярского "Бьют часы" посвящена дуэту Хармац - Бурштин, первым исполнителям, которые открыли в ней не просто звуковую зарисовку, а символ времени, как растекающиеся часы Дали.

          "Романтические дуэты" Родиона Щедрина, созданные прославленным мастером два года назад, в канун его 75-летия (Щедрин и Бурштин знакомы 46 лет, за это время немало было исполнений пианистами из Фрунзе-Бишкека и их учениками сочинений Родиона Константиновича) - в сущности, мудрый, горько-ироничный отзвук всей двухвековой истории культуры со времен романтизма, европейской и русской. Романтики поэтизировали бытовое начало, у предшественников Щедрина - Стравинского, Берга, Шостаковича, Онеггера - танцевально-бытовые обороты становятся воплощением злого, враждебного личности начала. Зловещая полька, обрамленная медитациями, оборачивается то пляской смерти, то театральной феерией.

          Собственно, все выступления дуэта - а Хармац и Бурштин концертируют в Израиле интенсивно, несмотря на перенесенные сложные операции, - это и феерия, и мудрый диалог (между собой и со слушателем), и красочный калейдоскоп народов и стран; они сами - вечно романтический дуэт.