Главная

№37 (январь 2013)  

Архив

Тематические разделы

Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Исполнительское искусство Музыкальная педагогика
Литературные приложения

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Контакты

 

СИЛЛАБО-ТОНИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ В ДУХОВНЫХ ПЕСНОПЕНИЯХ ПАРТЕСНОГО СТИЛЯ

Ольга Шумилина

(по материалам рукописных коллекций)

Было в мыcли положить каждый псалом на распев.
Но сие много б у меня отняло времени надобного
мне по должности на другое, нужнейшее и полезнейшее.
Того ради, препоручаю переклад другим,
имеющим дар мусикического творения.
В. К. Тредиаковский
(из Предуведомления к стихотворному переложению Псалтыри, 1753 г.)

Псалмы являются текстовой основой большинства духовных песнопений партесного стиля. Наибольшее распространение они получили в партесном концерте – одном из ведущих жанров православной духовной музыки конца ХVII – первой половины XVIII веков. Изучение музыкально-рукописного наследия партесной эпохи показало, что авторы многоголосных концертов обращались не только к текстам Книги псалмов, но и к их стихотворным переложениям.

Использование стихотворных переложений силлабо-тонического стиля в тестах партесных концертов – явление абсолютно уникальное. О данном феномене не сохранилось никаких исторических сведений, которые могли бы активизировать поисковую работу исследователей в данном направлении, поэтому до недавнего времени концерты, созданные на основе стихотворных текстов, были неизвестны. Изучение рукописных архивов позволило нам выявить шесть подобных произведений. Все открытия были сделаны постепенно, а точное количество концертов и их полные тексты стали известны сравнительно недавно.

Концерты, написанные на основе стихотворных переложений, а также их отдельные партии были обнаружены в полных и неполных рукописных комплектах, в голосовых книгах, оставшихся от комплектов, и на разрозненных листах, оставшихся от голосовых книг. В рукописных партиях отсутствовали какие-либо визуальные признаки того, что тексты данных концертов кардинально отличаются от текстов других песнопений, зафиксированных в сборниках, что усложняло их идентификацию. Отсутствовали также указания относительно авторства текстов и источника, из которых они были почерпнуты, поскольку в нотной записи партесных концертов такая информация не фиксировалась.

Первой находкой стали концерты «Хвалите Господа с небес» и «Склони, Зиждитель, небеса». Они были обнаружены в одном из рукописных сборников киевской партесной коллекции, содержавшем партесные произведения для 12-голосного хора[1]. К сожалению нам не удалось ознакомиться с полными нотными текстами этих концертов, поскольку в сборнике отсутствовали три голосовые книги (второй и третий альт, второй тенор), а в сохранившихся поголосниках было утрачено значительное количество листов с певческими партиями. Из двух концертов в большей степени «пострадал» концерт «Склони, Зиждитель, небеса», от которого остались 5,5 партий: первый и второй дискант, первый альт, первый и третий тенор и половина партии второго баса. В концерте «Хвалите Господа с небес» кроме второго, третьего альта и второго тенора утрачены начальные такты партии первого баса и заключительные такты партии третьего дисканта. На основе появившихся в нашем распоряжении партий была предпринята попытка реконструкции 12-голосных хоровых партитур.

Ещё одной киевской находкой стала басовая партия концерта «Христос воскрес, спасая всех», также созданного на основе стихотворных текстов. Партия была обнаружена не в рукописном сборнике, а среди разрозненных листов, оставшихся после реставрации партесных рукописей Киево-Софийского собора (которые впоследствии стали основой киевской партесной коллекции) и собранных в самостоятельную рукописную единицу[2]. В ней находятся отдельные листы с певческими партиями, по тем или иным причинам не вошедшие в поголосники «своих» рукописных комплектов. Каким образом здесь оказалась партия концерта «Христос воскрес, спасая всех», не совсем понятно, поскольку данный концерт не встречается ни в одном из партесных комплектов киевской коллекции.

По единственной партии концерта «Христос воскрес, спасая всех» мы не смогли восстановить полный стихотворный текст и выяснить состав исполнителей, для которых предназначалось произведение. Однако обнаружение «следов» третьего концерта позволило высказать предположение о существовании тенденции, связанной с практикой сочинения партесных концертов на стихотворные тексты, и определиться с направлением дальнейших поисков, которые были продолжены за пределами Украины, в крупнейших рукописных архивах Москвы, и привели к новым открытиям.

В двух идентичных по содержанию рукописях, ранее входивших в состав единого 12-голосного партесного комплекта, а теперь рассредоточенных между рукописными архивами двух московских библиотек (РГБ и ВМОМК), нами были обнаружили партии второго альта и первого тенора уже известного нам концерта «Христос воскрес, спасая всех»[3].

Из этих же рукописей мы узнали о существовании ещё двух партесных произведений, написанных на стихотворные тексты – концертов «Господи, кто обитает» и «Хвалу всевышнему Владыке», от каждого из которых, к великому сожалению, остались лишь по две певческие партии (второй альт и первый тенор). В голосовых книгах сборника все три концерта следовали один за другим и были размещены как отдельная группа произведений: «Христос воскрес, спасая всех» (№ 59), «Господи, кто обитает» (№ 60), «Хвалу всевышнему Владыке» (№ 61).

В архивах ЦММК удалось выявить три партии уже знакомого нам концерта «Склони, Зиждитель, небеса», отсутствующие в киевском рукописном сборнике: второй альт[4], второй тенор[5] и первый бас[6]. Все три партии зафиксированы итальянской нотацией. Отметим, что рукописи, содержащие партии второго тенора и первого баса, ранее входили в состав единого комплекта.

К сожалению, московские находки, несмотря на их важность, по-прежнему не позволяли получить полного представления обо всех уже известных нам концертах, написанных на стихотворные тексты.

Сенсационным стало ознакомление с двумя партесными сборниками обширного рукописного собрания ГИМ, в которых были обнаружены практически полные комплекты партий всех пяти уже известных концертов, а также ещё один концерт – «Господь спаситель мне и свет»[7]. Это позволило составить хоровые партитуры без необходимости реконструкции значительного количества нотного текста: лишь в трёх концертах («Господь спаситель мне и свет», «Господи, кто обитает» и «Хвалу всевышнему Владыке») потребовалось восстановление партии первого дисканта.

Анализ использованных в данных концертах текстов показал, что они являются образцами силлабо-тонической поэзии, утвердившейся в России в 30–40-е годы ХVIII века в результате реформы системы стихосложения, и представляют собой поэтические переложения псалмов (в одном из концертов – церковной молитвы). К середине ХVIII века жанр поэтического переложения в силлабо-тоническом стиле обрел огромную популярность, к нему обращались крупнейшие российские стихотворцы, устраивавшие между собой открытые поэтические состязания. В. К. Тредиаковский, переложивший стихами всю Псалтырь, именовал свои поэтические переводы одами божественними, М. В. Ломоносов, переложивший избранные псалмы, – одами духовными. Такие определения подчеркивали сакральный смысл стихотворных переложений, несмотря на вполне светский характер воплощения духовного содержания, с обилием ярких поэтических сравнений. Подобный дуализм соотношения весьма необычного стихотворного текста и достаточно традиционных способов его отображения наблюдается и в партесных концертах.

Авторы четырёх партесных концертов – «Господи, кто обитает», «Господь спаситель мне и свет», «Склони, Зиждитель, небеса» и «Хвалу всевышнему Владыке» – из достаточно большого количества поэтических переложений псалмов, созданных в России к середине ХVIII века, останавливают свой выбор на переложениях М. В. Ломоносова. Вряд ли это было связано с особыми поэтическими пристрастиями, скорее всего, сыграл свою роль фактор доступности текстов, поскольку именно эти переложения публиковались в академических изданиях, после чего распространялись в рукописных копиях[8].

Из обширных поэтических переложений М. В. Ломоносова, включавших десятки строф, авторами концертов были выбраны отдельные строфы, по две для каждого партесного произведения.

В концерте «Господи, кто обитает» использованы первая и вторая строфы переложения 14-го псалма.

Господи, кто обитает

В светлом доме выше звезд?

Кто с тобою населяет

Верх священный горних мест?

Тот, кто ходит непорочно,

Правду завсегда хранит

И нелестным сердцем точно,

Как языком[9], говорит.

В основе концерта «Склони, Зиждитель, небеса» – пятая и шестая строфы переложения 143-го псалма.

          Склони, Зиждитель, небеса,

          Коснись горам и воздымятся,

          Да паки на земли явятся

          Твои ужасны чудеса.

          И молнией твоей блесни,

          Рази от стран гремящих стрелы,

          Рассыпь врагов твоих пределы,

          Как бурей плевы разжени.

Перевод 143-го псалма М. В. Ломоносова известен по публикации 1744 года [3], однако в последствии текст переложения несколько раз перерабатывался. В партесном концерте использован вариант, опубликованный в последнем прижизненном издании произведений М. В. Ломоносова 1757 года [2, 22–25]. Все отличия между указаны в приведенной ниже сравнительной таблице:

Издание 1744 года

Издание 1757 года

Склони, Владыко, небеса

Склони, Зиждитель, небеса

Пусть паки на земли явятся

Да паки на земли явятся

И молнию твою блесни

И молнией твоей блесни

Как плевы бурей разжени

Как бурей плевы разжени

В двух других концертах удачно комбинируются строфы из ломоносовских переложений разных псалмов. В тексте партесного концерта «Хвалу всевышнему Владыке» соединены первая строфа переложения 145-го псалма и восьмая строфа переложения 70-го псалма.

Хвалу всевышнему Владыке

Потщися, дух мой, возсылать;

Я буду петь в гремящем лике

О нем, пока могу дыхать[10].

 

Превозносить твою державу

И воспевать на всякой час

Великолепие и славу

От уст да устремится глас.

 

В тексте концерта «Господь спаситель мне и свет» соединены первая строфа 26-го псалма и восемнадцатая строфа 34-го псалма[11].

Господь – спаситель мне и свет:

Кого я убоюся[12]?

Господь сам жизнь мою блюдет:

Кого я устрашуся?

 

Во храме возвещу великом

Преславную хвалу твою,

Веселым гласом и языком

При тьмах народа воспою.

 

Варианты текстов ломоносовских переложений, встречающиеся в партесных концертах, почерпнуты из публикаций 1751 и 1757 годов, что уточняет время создания партесных концертов.

Несколько иной принцип отбора текстов поэтического первоисточника наблюдаем в концертах «Хвалите Господа с небес» «Христос воскрес, спасая всех», где «озвучивается» большее количество строф и, вероятно, используются полные тексты переложений, авторов которых нам не удалось установить.

В партесном концерте «Хвалите Господа с небес» используется стихотворное переложение 148-го псалма. Текст насыщен оборотами, близкими торжественно-панегирическому складу ломоносовской поэзии, однако в литературно-поэтическом наследии М. В. Ломоносова такое переложение не встречается.

Хвалите Господа с небес,
            И яже вся над небесами.
            Пресветло солнце, что над нами
            Творец светить весь мир вознес.

Хвалите, звезды вся и свет,
                                   Хвалите, ангелы небесны,
                                   Его судьбами повсеместны,
                                   Куда Господь их ни послет.

                     Хвалите, огнь, снег, дождь, град, гром,
                                                        Хвали и молния мгновенна,
                                                        Господню слову покоренна,
                                 Хвали, луна, земля с плодом.

                                Владыку, Бога и Творца
                                                                                           Дыханье всякое хвалите.
                                                                                           Прещедро имя вознесите
                                            От края света до конца. 

В тексте концерта «Христос воскрес, спасая всех», который является стихотворным переложением Огласительного слова на Пасху Иоанна Златоуста, господствуют светлые, возвышенные образы, что сближает это переложение с образцами лирической поэзии середины и второй половины ХVIII века.

Христос воскрес, спасая всех
            Все чувства полны днесь утех.
            Весельем дух мой восхищенный,
            Ликуй, ликуй в сей день священный.
            Отерли очи мы от слез.

Христос воскрес, Христос воскрес!

Грозящий прежде смертным ад,

Лишенный сил стенает ад.

В нем узников уже не стало,

Разрушено смертельно жало.

Сей день веселье всем принес.

Христос воскрес, Христос воскрес!

Сбылись пророчески слова.

Земля, и воздух, и древа,

И воды радость сообщают,

Что ныне с нами ощущают.

Сей глас восходит до небес:

Христос воскрес, Христос воскрес!

 

Процесс «перевода» стихов на музыку имеет свои особенности, коренящиеся в специфике создания крупной партесной композиции. Так, подавляющему большинству песнопений партесного стиля свойственна текстовая повторность. Данный прием позволяет выделить и подчеркнуть ключевые фразы текста, предложить различные варианты их музыкально-тематического прочтения, создает возможности для использования имитационно-полифонических построений, увеличивает общий объём текста и пр. Многократные повторения отдельных слов и фраз встречаются и в партесных концертах, написанных на тексты стихотворных переложений. Текстовые повторы нарушают четкость чередования поэтических строк, сбивают ритмику стиха и создают трудности визуальной идентификации поэтического текста. Без тщательного изучения рукописных партий практически невозможно определить, что тексты данных концертов кардинально отличаются от текстов остальных партесных композиций, зафиксированных в рукописных сборниках. Вместе с тем, их использование в каждом из концертов позволяет создать развернутую композицию, с развитым многоголосием аккордово-гармонического и имитационно-полифонического склада, с контрастными сопоставлениями туттийных и ансамблевых построений, монументальными похорными имитациями в условиях 12-голосного изложения и т. д. Текстовая повторность позволяет выстроить композицию данных партесных концертов на основе техники концертирования, сочетающейся с фактурными и метрическими контрастами, что типично для многохорных произведений партесного стиля.

Все рассматриваемые произведения относятся к концертам празднично-панегирической группы и продолжают традиции «викториальных» концертов эпохи Петра I. Музыкальный язык насыщен интонационными формулами, передающими торжественную атмосферу, патетику, всеобщее ликование, благодаря чему создаётся значительная концентрация хоровой звучности, наполненной юбиляциями, фанфарами, возгласами, моторной энергией.

В соответствии с партесной традицией, в концертах используются элементы музыкальной символики – стремительные тираты на словах «стрелы», «молния», внутрислоговые распевы на словах «день священный», «владыки и творца дыханье» и др. К этому располагают тексты стихотворных переложений, насыщенные подобными, во многом символичными, образами.

Кроме традиционных средств, встречающихся в большинстве партесных концертов, в рассматриваемых произведениях обнаруживается целый ряд иных качеств, обусловленных использованием силлабо-тонической поэзии в качестве текстовой первоосновы. Так, энергия стремительного моторного движения передается посредством использования достаточно редкого для партесного стиля размера 3/8. Он встречается в пяти концертах, в трёх из которых – «Склони, Зиждитель, небеса», «Христос воскрес, спасая всех» и «Господи, кто обитает» – выдерживается на протяжении всей музыкальной композиции. Более традиционным по метрической организации оказывается концерт «Хвалите Господа с небес», в котором используются крупные трехдольные размеры (3/4 и 3/1).

В трехдольном размере сложно воссоздать акцентную ритмику стиха. В концертах происходят нарушения просодии, более или менее успешно преодолеваемые. Озвучивая поэтическую строфу, авторы партесных концертов стремятся к созданию её структурного эквивалента в музыкальном тексте. В некоторых случаях это происходит благодаря использованию завершенных восьмитактовых построений, подобных периоду (данные структуры не были свойственны песнопениям партесного стиля, они сформировались в светской инструментальной музыке, итальянской опере).

Обнаруженная нами довольно обширная группа партесных концертов, созданных на основе стихотворных переложений духовных текстов, позволяет сделать вывод о том, что в середине ХVIII века существовала достаточно устойчивая тенденция, связанная с претворением в партесных произведениях стихотворных текстов. Из обширного каталога языковых средств, накопленных практикой партесного песнетворчества на протяжении столетия, авторами концертов был отобран определённый комплекс, наиболее полно отображающий специфику поэтических переводов, их образный строй, эмоциональное состояние, ритмику стиха и обогащённый некоторыми новыми тенденциями, почерпнутыми из современной западноевропейской музыки, не связанной с культовой традицией.

Партесные концерты, созданные на тексты стихотворных переложений, несомненно стали своеобразной художественной реакцией на литературно-поэтическое творчество своего времени. К сожалению, зарождение подобного феномена в недрах партесной традиции по-прежнему остается малоизученным явлением, практически неизвестным широкому кругу музыкантов – учёных, педагогов, исполнителей. Надеемся, что наша публикация активизирует интерес к изучению рукописного наследия партесной эпохи, которое несомненно принесёт немало новых открытий.

Литература

1.       Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений в 11 томах. – Т. VІІІ: Поэзия, ораторская проза, надписи. 1732–1764 гг. – М.–Л. : Изд-во академии наук СССР, 1959.

2.       Собрание разных сочинений в стихах и в прозе господина коллежского советника и профессора Михайла Ломоносова, книга первая. Второе издание с прибавлениями. – М. : Тип. Моск. ун-та, 1757.

3.       Три оды парафрастическия псалма 143, сочиненныя через трех стихотворцев. – СПб., 1744.

 

Список условных сокращений

ГИМ – Государственный исторический музей (Москва)

ед. хр. – единица хранения

ИР НБУВ – Институт рукописи Национальной библиотеки Украины имени В. И. Вернадского (Киев)

РГАДА – Российский государственный архив древних актов (Москва)

РГБ – Российская государственная библиотека (Москва)

Син. певч. – Синодальное певческое собрание

ф. – фонд

ВМОМК – Всероссийское музейное объединение музыкальной культуры имени М. И. Глинки (Москва)


 

[1]ИР НБУВ, ф. 1, ед. хр. 5587–5595, концерты № 35 и № 39. Рукописный сборник ранее принадлежал Киево-Михайловскому Златоверхому монастырю, о чем свидетельствуют владельческие записи.

[2]ИР НБУВ, ф. 306, ед. хр. 123/119-2с, л. 17–19.

[3]РГБ, ф. 218, ед. хр. 882 (второй альт); ВМОМК, ф. 283, ед. хр. 643 (первый тенор), концерт № 59. О 12-голосии свидетельствуют киноварные заголовки и отдельные записи, содержащиеся на страницах обеих рукописей.

[4]ВМОМК, ф. 283, ед. хр. 1065, л. 4 об.–5 об.

[5]ВМОМК, ф. 283, ед. хр. 878, л. 75 об.–76 об.

[6]ВМОМК, ф. 283, ед. хр. 879, л. 69 об.–70 об.

[7]ГИМ, Син. певч. 705, полный 8-голосный комплект; Син. певч. 1317, 12-голосный комплект без партии первого дисканта. О сборниках сообщила Н. Ю. Плотникова.

[8]В этой связи отметим судьбу переложения всей Псалтыри В. К. Тредиаковского, переписанного поэтом в 1753 году специально для публикации, которая должна была состояться в середине 50-х годов ХVIII века. Поэтический труд так и не увидел свет вплоть до сегодняшнего дня (рукопись находится в ЦГАДА, ф. 381, ед. хр. 1037).

[9]Вариант «как языком», использованный автором партесного концерта, впервые появляется в «Собрании разных сочинений в стихах и в прозе Михайла Ломоносова», изданном в 1751 году, в то время как в «Риторике» (1747) Ломоносов останавливает свой выбор на варианте «как устами».

[10]Данный вариант переложения встречается в «Собрании разных сочинений в стихах и в прозе Михаила Ломоносова», опубликованном в 1751 году. В рукописной «Риторике» (1747), где это произведение было напечатано впервые, переложение первой строфы выглядит несколько иначе:

Хвали, душа моя, всечасно

Творца, дающа благодать.

<Ему я буду> <должен> <хочу я петь согласно>,

О нем я стану петь согласно

Коль скоро буду я дыхать.

[11]Оба переложения впервые напечатаны в «Собрании разных сочинений в стихах и в прозе Михайла Ломоносова» (1751).

[12]В рукописи 1751 года предлагается вариант «Кого я устрашуся», встречающийся и в некоторых певческих партиях.