Главная

О нас

Свежий номер  

Архив

Тематические разделы

Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Музыка по жанрам
Исполнительское искусство Музыкальная педагогика
Литературные приложения
Видеотека

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Контакты

 

 «ВЕЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ» СЕРГЕЯ НАКАРЯКОВА

  Борис Турчинский

Борис Турчинский - преподаватель консерватории в г. Петах-Тиква (Израиль), музыкальный публицист. Cобственный корреспондент научно-популярного журнала «Оркестр» (Москва)

Boris Turchinsky is  a teacher of Conservatory in Petah Tiqwa (Israel) and a music publicist. He is also a correspondent of the popular sciencific magazine "Orchestra" (Moscow).

boris917@gmail.com

«Вечное движение» Сергея Накарякова.

Аннотация.

Статья о талантливом русско-израильском трубаче.

Ключевые слова: Накаряков, Израиль, труба, фирма звукозаписи, Докшицер.  

«Perpetuum mobile» of Sergey Nakaryakov.

Abstract.

The article about the gifted Russian-Israeian trumpeter 

Сергей Накаряков – молодой, но уже всемирно известный музыкант, в прессе его называют «Паганини трубы» или «Карузо трубы» – за удивительный «голос» его инструмента. Великий трубач современности Тимофей Докшицер назвал его уникальным дарованием. «Сергей Накаряков играет на трубе так же легко, как большая часть из нас дышит»,- написала «San Fransisco Chronicle». Послушав игру 16-летнего Сергея, один из лучших трубачей мира француз Морис Андрэ сказал: «Я так не умею». Известный армянский композитор Александр Арутюнян дважды приглашал Накарякова на свои юбилеи – 85-летие и 90-летие, считая, что Сергей – один из лучших исполнителей его концерта для трубы.

Не подражая никому

В интервью мне Сергей Накаряков сказал, что никогда никому не подражает, – это один из его творческих принципов.

Не успел я обнародовать анонс нашего интервью в Интернете, как получил массу откликов от самых разных людей. Все они писали, что восхищены игрой Сергея, и позже я приведу некоторые из этих комментариев. А пока – познакомимся поближе. И не столько с творчеством нашего героя, которое хорошо известно миру, сколько пока с ним лично. Перелистаем страницы этой молодой биографии.

Родился 10 мая 1977 года в Горьком (Нижнем Новгороде) в музыкальной семье. Отец Сергея, Михаил Александрович Накаряков, — учитель фортепиано, мама — инженер.

Своё музыкальное образование Сергей начал игрой на фортепиано в музыкальной школе № 8 города Горького у преподавателя Л. Шпунгина, но вскоре, после травмы позвоночника, был вынужден оставить рояль и решил перейти на другой инструмент — трубу. Толчком к этому послужила пластинка Тимофея Докшицера с органными прелюдиями И.С.Баха (переложение для органа и трубы).

Первым учителем Сергея стал его отец. И уже в 1988 году Сергей получает диплом на Всероссийском конкурсе трубачей в Ленинграде. В 1991 году у Сергея происходит много событий. Это и большой успех на международном фестивале имени Иво Погорелича в Бад-Вёрисхофене (Германия), и переезд с родителями в Израиль для обеспечения свободы передвижения по свету. В том же году он дебютировал с Литовским камерным оркестром (дирижер С. Сондецкис) на Зальбургском музыкальном фестивале, и с тех пор его игра пользуется большим успехом во всем мире.

С 1993 года живёт в Париже. Гастролирует во многих странах: Германия, Россия, Венгрия, Чехия, Словакия, Израиль, США, Канада, Южная Америка, Южная Корея, Австралия. Огромным успехом пользуются его выступления в Японии, где Сергей бывает ежегодно и где его даже пригласили выступить в новом для него амплуа киноактера со звездами японского кино (снялся в художественном фильме «Маленькая капля в могучей реке» в роли русского трубача).

Сергей Накаряков проводит мастер-классы для трубачей во многих странах, где концертирует. Он сотрудничает с самыми известными дирижерами, оркестрами и исполнителями, среди них: Э.Клас, Ю.Темирканов, С.Сондецкис, В.Ашкенази, Ю.Башмет, Т.Николаева, М.Аргерих, Г.Шахам, К.Нагано, В.Спиваков (от него Сергей в 1990 году на фестивале в Кольмаре (Франция) получил в подарок профессиональную трубу (а потом – и вторую!).

Репертуар Сергея Накарякова потрясает своим разнообразием. Он исполняет произведения, специально написанные для трубы, а также переложения произведений для скрипки, альта, фагота, гобоя, фортепиано, валторны, голоса, виолончели — инструментов с более техничными, чем у трубы, возможностями. Кроме этого, он мастерски владеет игрой на флюгельгорне, исполняя на этом удивительном инструменте различные переложения, и тем самым расширяет художественный и технический потенциал флюгельгорна.

Среди исполняемых произведений следует отметить произведения для трубы с оркестром и трубы с фортепиано: концерты —  Й.Гайдна, Й..Гуммеля, Ф.Неруды, А.Арутюняна, В.А.Моцарта, А.Гедике, К.М.Вебера (переложение партии фагота), Г.Телемана (переложение партии гобоя), Ф.Мендельсона, П.Чайковского и А.Вивальди (переложение партии виолончели), оба концерта Р.Штрауса, написанные для валторны, Д.Гершвина «Рапсодию в стиле блюз», Ж.-Б.Арбана «Венецианский карнавал», «Интродукцию и Рондо каприччиозо» К.Сен-Санса и многое другое.

«Венецианский карнавал» вообще называют визитной карточкой Накарякова, так блестяще он исполняет это замечательное произведение. И ещё – виртуозные пьесы Паганини, среди которых «Вечное движение».

Большинство переложений и обработок мастерски сделаны отцом Сергея, Михаилом Накаряковым.

С 1992 года С.Накаряков начинает сотрудничать с фирмой звукозаписи «Тель-Дэк», где почти каждый год выходит его новый диск.

В 2007 и 2010 годах Сергей Накаряков принимал участие в ежегодном международном музыкальном фестивале «Crescendo».

Искал Бог трубача…

Ещё в начале 90-х журналисты окрестили этого нижегородского юношу «Карузо трубы» и «Паганини трубы». О Сергее писала и наша коллега из Бат-Яма Изабелла Слуцкая – в своём эксклюзивном интервью она сделала упор на то, что Сергей Накаряков – наш дважды соотечественник. И еще: «Бог искал трубача и выбрал Сергея Накарякова»…

Тем любителям классической музыки, кому посчастливилось попасть на концерты Накарякова, не покажутся преувеличением высокопарные слова. Красивый звук, филигранное мастерство и не имеющая пределов виртуозность сделали Сергея Накарякова самым востребованным трубачом в мире.

…Много лет я проработал с другом семьи Накаряковых, пианистом Григорием Фишером в нашей консерватории Петах-Тиквы. Сейчас мой коллега на заслуженном отдыхе, но отношения мы поддерживаем. Григорий часто рассказывал мне о творческих успехах Сергея Накарякова, давал слушать диски с его записями.

Особенно запомнилось блестящее исполнение пьесы французского композитора Ж.Б.Арбана «Венецианский карнавал». Его играют многие трубачи. Я слушал эту пьесу в прекрасном исполнении Тимофея Докшицера во время его посещения одесской консерватории в 1977 году. Но Накаряков не подражал никому, его стиль и легкость покорили меня. Игра была безупречной как в техническом, так и в музыкальном плане.

С «Венецианского карнавала» началось мое «заочное знакомство» с обширным репертуаром выдающегося трубача нашего времени Сергея Накарякова. А потом представился неожиданный случай и для личной беседы с Сергеем!

Совсем недавно я подарил Григорию Фишеру свою только что вышедшую книгу «Иерусалимский дивертисмент» – очерки о музыкантах-духовиках, дирижерах и композиторах, пишущих музыку для духовых инструментов. И тут у Фишера родилась прекрасная идея: «Борис, читаю твою книгу, очень интересно и легко пишешь. Многих персонажей твоих очерков я знаю лично – Шапошникову, Шилклопера, Поволоцкого, многих открыл для себя… А почему бы не написать тебе очерк о Сергее Накарякове? Он сейчас как раз гостит у родителей в Израиле, и ты можешь с ним познакомиться!».

Я испытывал сложные, двойственные чувства! С одной стороны, об этом всемирно известном трубаче-виртуозе столько написано! Освещён каждый его шаг, каждое выступление или мастер-класс! Журналисты ходят за ним по пятам и опубликовывают интервью в Интернете и в прессе! Сергей «просвечен», как на рентгене. Но есть и другая сторона. Меня как публициста, музыканта-профессионала, увлекло желание найти ещё не раскрытые «белые острова» в его биографии – творческой и личной.

Справедливости ради надо отметить, что желание такое было давно. Как-то шеф-редактор московского журнала «Оркестр», где я постоянно публикуюсь, Анатолий Дудин, просил меня «выйти на Накарякова». «Вы как бы земляки. Вот бы получился интересный и нужный материал для журнала!».

Итак, я решился.

Интервью на морском побережье, или Много вопросов Сергею Накарякову

15.08.2016. Бат-Ям – небольшой городок на берегу моря. Мы разместились в одном из уютных ресторанчиков («De Luxe» – рекомендую!), которых тут множество.

Передо мной сидит молодой, очень приятный человек с милой подкупающей улыбкой, выглядит лет на 30, хотя ему уже под 40 – что тоже, впрочем, немного! Говорит он тихо, мелодично и даже на «крещендо» никогда не переходит. Простой в общении, с ним легко было разговаривать. Наша беседа то и дело прерывалась шутками – у Сергея прекрасное чувство юмора. Не ощущалось ни капли натянутости – хотя я ни на секунду не забывал, что рядом со мной мировая знаменитость.

- Сергей, о тебе много написано, но мне хочется рассказать читателям о чём-то новом, о чём не писалось до сих пор.

- Моих интервью гуляет по Интернету множество, но скажу вот что. Со временем меняются взгляды, как на трактовку произведений, так и на события, происходящие вокруг нас. Некоторые вещи, которые я играл, допустим, десять лет назад и играю сегодня, звучат по-другому, с другим осмыслением. Поэтому я готов на новые вопросы нового интервьюера ответить именно по-новому.

- Кстати, любопытно, когда и где у тебя брали последнее интервью?

- Это было не так давно, на радио в Юрмале, после концерта. Помню даже центральный вопрос этого интервью о «разнице исполнения аранжировок некоторых пьес с их оригиналами».

- Судьба свела тебя с Тимофеем Александровичем Докшицером, когда тебе было 10 лет, и с тех пор, вплоть до его смерти, вы дружили, несмотря на разницу в возрасте. Можешь ли ты косвенно назвать его своим учителем?

- Мы с отцом специально приезжали к нему на консультацию. Он очень гостеприимно принял нас у себя дома, прослушал меня и отнёсся с большим вниманием. Волнительные воспоминания! Следующая встреча случилась через несколько лет в Малом зале Московской консерватории, когда я играл сольный концерт с моей сестрой Верой. Спустя годы, мы с Тимофеем Александровичем общались больше, когда он уже жил в Вильнюсе. Вплоть до его смерти в 2005 году. Наше общение трудно назвать дружбой, хотя, конечно, хотелось бы. Я бы его назвал в своей жизни самым главным вдохновителем – так будет вернее.

- К кому из трубачей ты относишься с особой симпатией как к профессионалу, коллеге или просто по-человечески?

- Ко многим, но, повторюсь, на первом месте – Тимофей Александрович Докшицер!

- Ты молод, но у тебя уже огромный профессиональный опыт. Не приходит ли мысль о постоянном преподавании?

- Пока нет, хотя предложений поступает много. Хочу играть, а там посмотрим.

- А помнишь ли ты свое первое выступление?

-Конечно, помню свой дебют. Мне было девять с половиной лет, и я играл в горьковской филармонии «Поэму» композитора Фибиха и «Неаполитанский танец» Чайковского. Тогда я только делал первые шаги в игре на трубе. А почти год спустя уже сыграл Концерт для трубы с оркестром Арутюняна.

- В детстве ты начинал обучение на фортепиано, потом из-за травмы позвоночника и под впечатлением от игры Т.А.Докшицера поменял клавиши на трубу. А ведь твой отец в детстве тоже играл на трубе! В жизни так часто бывает – родители хотят дать ребёнку то, чего сами не смогли достичь. Так что же всё-таки решило твою судьбу – игра Докшицера, несбывшаяся мечта отца стать трубачом или это мистическое предопределение?

- Всё не совсем так. Папа по профессии не был трубачом. Он преподавал фортепиано в музыкальной школе и умел немного играть на разных духовых инструментах. Но вот, когда он был маленький, то действительно хотел играть на трубе. А первичным в моем выборе стал несчастный случай, который для меня обернулся счастливым! Как говорится, «несчастье помогло»!

Я не могу вспомнить, когда именно мне сестра привезла из Москвы пластинку Т.А.Докшицера с переложением для органа и трубы прелюдий И.С.Баха. Это был переломный момент в моем музыкальном сознании. Трубу я попробовал незадолго до травмы позвоночника. А потом три месяца лежал в больнице и когда вышел, то врачи запретили мне садиться в течение полугода. На трубе я играл, стоя, и к роялю больше не вернулся, чему был очень рад.

- Сергей, ты человек очень занятой, твоя творческая жизнь расписана на годы вперёд. Насколько ты можешь сам регулировать свое личное пространство, и есть ли оно у тебя?

- Ну не так уж и на годы расписана моя творческая жизнь. Есть корректировки, изменения. Конечно, я могу и не соглашаться на какие-то выступления, если меня что-то не устраивает. И не всегда это финансовый вопрос. У меня есть личное пространство и личная жизнь.

- В YouTube я слушал твою запись с Адмиралтейским оркестром из Питера – вы играли «Концертную пьесу для трубы» Василия Брандта. С какими еще известными духовыми оркестрами тебе приходилось выступать?

- Я играл со многими духовыми оркестрами… С оркестром министерства обороны СССР (тогда главным дирижёром СА был генерал Н.М.Михайлов, начальником оркестра и дирижером А.Б.Мухамеджан). В Европе была масса духовых оркестров, с которыми я выступал. Были и любительские оркестры в Бельгии и Голландии, но с совершенно профессиональным уровнем. Сотрудничал с оркестром французской республиканской гвардии, с ними у меня даже было турне по Японии. Играл с Центральным духовым оркестром китайской армии. Но это еще не все. Список можно продолжить… Кстати, впервые я «засветился» с нашим горьковским оркестром внутренних войск. Папа очень дружил с его дирижером Иосифом Борисовичем Гершковским. Благодарен до сих пор трубачу, солисту этого оркестра, Евгению Дмитриевичу Галкину, который был очень чутким и внимательным, не назидал, а тактично поддерживал меня ценными советами.

- Сережа, я недавно написал очерк об Анатолии Борисовиче Мухамеджане, бывшем начальнике и главном дирижере отдельного показательного оркестра МО СССР, которого ты только что упомянул. Очерк посвящен его юбилею, 70-летию со дня рождения. Узнав от меня, что мы встретимся с тобой, он просил передать тебе большой привет и наилучшие пожелания. Хочу выполнить его просьбу дословно. Вот, что именно он говорил.

«Ещё на советском телевидении была серия концертов молодых талантов. Наш оркестр был постоянный участник этих программ. Хорошо я запомнил эти выступления. Особенно запомнились два исполнителя, совсем мальчишки, которые и стали впоследствии звездами. Это Даниил Штода – сегодня известный российский оперный певец (тенор), солист Мариинского театра, и, конечно, Сергей Накаряков. Мы все были поражены, с какой легкостью он играл. Это был «Венецианский карнавал». Самые сложные вариации играл так легко, как будто это не составляло для него никакого труда, как бы балуясь. Потом, после концерта, концертмейстер нашего оркестра Семен Мильштейн (сегодня один из известных трубачей России) разговаривал с Сергеем, расспрашивал, откуда такое виртуозное владение инструментом. Словом, удивил он нас бесспорно!».

-Обогащая репертуар для трубы переложениями, вы с отцом, Сергей, делаете большое и полезное дело. Эти ноты издаются?

-Замечу, что переложения, в основном, моего отца, Михаила Накарякова. Есть, конечно, и мои опусы. Ноты издаются в швейцарском нотном издательстве «Марк Райфт».

- Сергей, есть ли у тебя волнение перед выступлением или это зависит от того, насколько важен концерт?

- Все выступления важные. Ведь тебя слушают люди, и они пришли с определенными ожиданиями. Если чувствуешь себя хорошо подготовленным, нет и причин волноваться. Хотя, с другой стороны, перед концертом всегда есть какая-то... Даже не знаю, как это назвать... Это можно сравнить с чашечкой выпитого крепкого кофе, что-то такое чувствуешь… приподнятое, возбужденное состояние. Но вряд ли это можно назвать волнением, скорее, определенный настрой и стимул.

- Сергей, когда мы слушаем твою игру, у меня и у других моих коллег, складывается впечатление, что ты всего добиваешься легко.

            - Нет, просто так с неба ничего не падает. Приходится заниматься, хотя не могу сказать, что очень много. Все зависит от времени и обстоятельств. Если мне предстоит запись на компакт-диск, то могу заниматься в день 4-5 часов – два раза с перерывами. Обычно я играю 1,5 часа утром и 1,5 часа вечером. Максимум. Но труба – тяжелый инструмент, и, естественно, каждый раз надо выкладываться. Я не вундеркинд. Это слово часто связывают с какой-то авантюрой. А в природе моей игры нет никаких фокусов. Просто жизнь так сложилась. Настоящий талант нужно как можно раньше распознать. Ребенок не в состоянии объективно оценить то, что ему даровано свыше, и легко можно загубить, «закопать в землю» свои уникальные способности. Здесь важно, чтобы рядом оказались люди, которые это понимают. В моем случае таким профессионалом является мой папа, который все сделал для того, чтобы я стал настоящим музыкантом.

(Продолжение следует)