Главная

№35 (сентябрь 2012)  

Архив

Тематические разделы

Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Исполнительское искусство Музыкальная педагогика
Литературные приложения

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Контакты

 

.

 «СКАЗКИ СТАРОГО ПИАНИНО»:

(Жанр музыкально-биографического фильма в мультипликации)

Светлана Севастьянова

Уникальный феномен музыкально-биографического фильма в своё время был представлен исследователем О. Нечай как одно из проявлений музыкального фильма[1]. И хотя последнее направление по-прежнему остается малоисследованным, жанр не пребывает в незыблемом положении, он продолжает развиваться и обновляться[2].

В настоящее время жанр музыкально-биографического фильма начал осваивать новое пространство, поскольку в современном кинематографе появилась целая серия мультипликационных картин, в которых их авторы попытались преподнести в увлекательной форме документальный материал о жизни Вивальди, Моцарта, Бетховена, Шумана, Россини, Чайковского и Прокофьева для маленьких зрителей. Общее название «Сказки старого пианино», объединяющее эти ленты, вовсе не предполагает однообразия и детской наивности названных работ. Напротив, каждый мультипликационный музыкально-биографический фильм хорош и индивидуален по-своему.

Рис. 1. Общая заставка серии

Автор идеи, сценарист и продюсер серии мультфильмов транснационального образовательного проекта «Сказки старого пианино» – И.Р. Марголина, научным консультантом неизменно остается доктор искусствоведения, профессор Московской консерватории Е.Б. Долинская. Первые два фильма – «Людвиг ван Бетховен» и «Антонио Вивальди» (режиссер О. Черкасова, сценарист И. Марголина, художники-постановщики Б. Вишев, Е. Петкевич и др.) – вышли в 2007 году на московской киностудии «М.И.Р.». В 2009 году появились еще два мультфильма: «Роберт Шуман (Письма)» (режиссер Е. Петкевич, сценарист И. Марголина, художники-постановщики Д. Волынец, Е. Петкевич) и «Моцарт» режиссера М. Спорна. Творческая работа объединила не только столичных мастеров, в нее (с проектом фильма о Бахе) влились белорусские мультипликаторы, фильм о Моцарте снимался в США. Вне конкурсного показа на международном анимационном фестивале в Анесси (Франция, 2011) был показан мультипликационный музыкально-биографический фильм «Сергей Прокофьев. Четвертый апельсин» (режиссер Ю. Титова, художники-постановщики Д. Суринович, Ю. Титова). Всемирно признанный английский аниматор, легендарный кукольник из Манчестера Б. Пёрвз (автор мультипликационной версии оперы Дж. Верди «Риголетто») 18 августа 2011 года представил в галерее на Солянке (Москва) свой фильм о Чайковском. Начиная с 2007 года, мультипликационные музыкально-биографические фильмы этой серии становятся постоянными участниками и лауреатами международных и всероссийских кинофестивалей, их дважды с успехом показывали в киноцентре Лувра.

Мультипликационные фильмы о Вивальди и Бетховене наиболее информационно насыщены. В них кратко представлен жизненный путь выдающихся композиторов (их общая продолжительность – около 12 минут каждый). Повествование ведется от «лица» необычного рассказчика: Вольфганг Иоганн Кот (имя знаковое и явно собирательное) представляется как хранитель тайн музыкального музея. Ученый кот находится здесь на официальной службе: он следит, чтобы мыши не испортили уникальные инструменты. Он же комментирует сказки старого пианино.

Музыкальный материал картины о Вивальди, главным образом, сконцентрирован на цикле концертов «Времена года». В итоге, жизнь итальянского маэстро предстает как их символическое последование: весна – детство и юность, лето – расцвет жизни и творчества, осень и зима – старость и смерть. Помимо оркестровых концертов, в фильме звучат прекрасные фрагменты оперных арий Вивальди: «Gelido in ogni vena», «Di trombe guerriere». В аудиоряд органично включены шумы: кокетливый женский смех, беглая итальянская речь, пронзительный собачий вой и др. В результате авторам удается достичь эффекта непосредственного присутствия: в повествование словно включается машина времени. В сценарии, посвященном Вивальди, учтены и почетное упоминание музыканта в современном композитору путеводителе по Венеции, и работа в Ospedale della Pietá, его разнообразная деятельность в оперном театре, технические новации гения (конструирование купола, удлинение грифа скрипки), конфликты с городскими и церковными властями, одиночество и забвение последних лет жизни.

Рис. 2. Кадр из фильма «Антонио Вивальди»

В фильме о Бетховене прозвучали краткие фрагменты из наиболее известных камерных и оркестровых сочинений венского классика, среди которых сонаты для фортепиано ор. 13, ор. 27 № 2, симфония № 9, концерт для фортепиано с оркестром № 5 и другие произведения. Вполне закономерными и естественными стали цитаты из Моцарта: они сопровождают кадры первых занятий на фортепиано юного Бетховена и сцену домашнего музицирования. Как особенно наглядные примеры аудиовизуального контрапункта отметим эпизод в начале фильма, где картина вечерней грозы и гнева пьяного отца сведены с мощной трагической темой из Девятой симфонии, и сцену придворного бала, на котором потерявший слух композитор не может слышать звучащей фортепианной музыки, оттого и движение вальсирующих фигур здесь явно не совпадает с сумрачным оркестровым фоном. Если в первом случае ощущается некоторый «перегиб» выстроенной аудиовизуальной параллели, то второй фрагмент представляется удачным решением.

Сценарий фильма «Сказки старого пианино. Людвиг ван Бетховен» весьма лаконичен: детство, непростые семейные ситуации, занятия с Нефе, встреча с Моцартом, неизлечимая болезнь, Гейлигенштадтское завещание. Венские академии, аристократические приемы, успех Девятой симфонии обозначены эскизно, в сравнении с боннским периодом его жизни и творчества. Такой выбор вполне оправдан первоначальным замыслом анимационного проекта по истории классической музыки для детей.

Рис. 3. Кадр из фильма «Людвиг ван Бетховен»

Однако думается, что и сами авторы фильма мыслили свою работу как послание, предназначенное для более широкой аудитории. Именно поэтому картина предстает как ларчик со многими сюрпризами: в ней можно встретить различные знаки и символы, найти простые и сложные ассоциации. В этой ленте трагический образ человека, близкого к самоубийству, а затем философствующего старца дополняется символичными кадрами огромного звездного неба, побуждающими вспомнить категорический императив Канта, ранее визуально ярко подчеркнутый в художественном фильме «Бессмертная возлюбленная» Б. Роуза. Так что  совсем не случайно в комментариях в интернете многие из этих картин значатся в категории мультфильмов для взрослых.

Невысказанной прямым аудиотекстом оказалась в названном      мультипликационном фильме и концепция Ж.Ж. Руссо, безусловно, близкая немецкому музыканту. Однако мысль о любви Бетховена к природе, ставшей для него спасением в кризисные моменты жизни, переведена в визуальное пространство. Многие кадры откровенно показывают единение композитора с миром природы, его растворение в ней. Так, например, под звуки бесхитростной песенки «Сурок», которую слышит своим внутренним слухом засыпающий в кроватке мальчик, пространственные границы размываются: стены комнаты исчезают, и появляются пейзажи странствий (образы детской мечты). Впечатляет кадр, в котором на чистой бумаге упавший на фортепианный пюпитр дубовый лист оставляет нотный текст.

Сходные эпизоды можно встретить и в других фильмах цикла. Так, скрипичные фантазии-импровизации юного Вивальди продолжаются в живописных видениях-грёзах, когда плывущие под эту музыку по морю струнные инструменты превращаются в парусники. В фильме «Роберт Шуман (Письма)» дощатый пол под ногами расхаживающего музыканта видится им как уже записанный клавирный текст, а в мультипликационной ленте о Моцарте церковная органная клавиатура вырастает в стволы деревьев, сопровождающих семью музыкантов во время их путешествия по Европе. Подобные визуальные средства помогают привнести дух сказки в биографическое повествование.

Рис. 4. Кадр из фильма «Роберт Шуман (Письма)»

В отличие от документальных и даже художественных фильмов, посвященных жизнеописаниям известных музыкантов, мультипликационные музыкально-биографические фильмы более свободны по «тону» высказывания. Так, например, картину о Бетховене отличает серьезная сочувственная манера выражения мыслей. В фильмах о Вивальди и Моцарте немало забавных комических эпизодов.

Именно такой стиль был изначально запланирован для фильма о Россини, чье чувство юмора было всеми признано. Режиссер фильма о Пезарском лебеде О. Черкасова в своем интервью журналистке «Голоса России» Н. Викторовой откровенно высказалась: «Поскольку это образовательный проект, от режиссеров требуется донести некоторую необходимую информацию – когда и где родился музыкант, обозначить самые главные вехи его жизни. По возможности назвать произведения, хотя бы самые известные. И все-таки без собственного отношения к композитору,  без авторской интонации ничего не получится: ведь хочется передать характер, особенности этого человека, а не просто композитора. Как правило, все гениальные люди очень интересны. Жизнь у них богата и насыщенна. И иногда не знаешь даже, какой факт выбрать. Столько материала для работы! А с Россини – особенно, потому что он был человеком редкого остроумия…

Мы делаем фильм о Россини, в виде кулинарной книги, которая разворачивается в маленький театрик. Такие домашние настольные театрики были очень популярны и даже модны в то время, когда жил Россини. И каждый акт маленькой оперы, которую разыгрывают в этом театрике, мы решили назвать кулинарным именем. Например, “Кухня Россини” – с нее всё начинается. Это действительно кухня, где он творит, а ему помогают поварята в виде ноток.  Еще один акт называется “Прилежный повар”, где Россини рассказывает, какие он делает паштеты. На самом деле! Россини очень остроумный человек, весёлый, легкий, обаятельный – кумир своего времени. Он, например, напишет оперу и тут же сочинит что-то кулинарное. После оперы “Вильгельм Телль” он сделал фантастический яблочный торт! А когда провалился “Севильский цирюльник”, он единственный раз в жизни плакал, упал в обморок – для него это было самое большое потрясение, первый грандиозный провал. Он себя чувствовал безумно неловко перед певцами и состряпал для исполнителей “тортиччини Фигаро” – пирожные в виде гробиков. Они поели, развеселились, стали петь арии, вышли на балкон, собрали кучу зевак-поклонников – на следующий день в театре на “Севильском цирюльнике” был аншлаг... Видите, какой человек! Огромное удовольствие работать с таким благодатным материалом, просто наслаждение!»[3].

Все мультфильмы выполнены в разных техниках (перекладка, песок, рисованная анимация на фольге и другие). Они смотрятся, как хорошие произведения искусства. Стилизован в духе живописных работ XVIII века мультфильм об И.С. Бахе. В ленте о Прокофьеве весьма остроумно решена сцена приемного экзамена в Петербургскую консерваторию: авторитетная комиссия изображена в виде портретов Н.А. Римского-Корсакова, А.К. Лядова и А.К. Глазунова, написанных в реалистической манере. Эти персоны (говорящие портреты), слушая сочинение юного Прокофьева, живо реагируют на новую музыку. К концу пьесы изображение в рамках выглядит совершенно неузнаваемо (живописный авангард).

Рис. 5. Кадр из фильма «Сергей Прокофьев. Четвёртый апельсин»

В силу законов, свойственных мультипликационному кинематографу, визуальный план всех этих мультфильмов исключительно динамичен. Но даже в пределах миниатюры оказалось возможным обращение к таким приемам крупных киноформ как визуальные лейтмотивы. В частности, в фильме о Вивальди такую роль играют карнавальные венецианские маски, появляющиеся в начале каждого раздела картины («Весна», «Лето», «Осень», «Зима»), соответственно объявляемого в комментарии авторов кинофильма. Вторым визуальным лейтмотивом здесь стал маленький настольный театр, за раздвигающимися ширмами которого появляются Вивальди и его окружение. Любопытный дополнительный герой в этом мультфильме – ангел музыки, сопровождавший музыканта в течение всей его жизни. В фильме «Моцарт» рядом с веселым малышом Вольфгангом проказничает и даже музицирует на рояле забавный рыжий котенок.

Визуальный ряд ленты «Шуман (Письма)» временами приближается к рукописи, поскольку на экране неоднократно возникают странички автографов нотного письма. Шумановские клавиры украшены его же неловкими рисунками, на стилистику которых настроен весь живописный план названного фильма. Изображенные на экране знаменитые танцующие ноты-буквы шифрованного шумановского письма продублированы и в музыке.

Отметим специфическую аудиовизуальную арку – часы с кукушкой, повторяющей «Цвиккау, Цвиккау» – в начале и в конце фильма о Шумане. Яркие апельсины в мультфильме о Прокофьеве зачастую усилены маршевой темой из оперы «Любовь к трем апельсинам». В ленте о Моцарте последние шедевры композитора введены визуальными символами: образы птицелова и темной фигуры с косой заставляют вспомнить «Волшебную флейту» и «Реквием». Кроме того, почти все фильмы серии имеют повторяющиеся кадры-арки (вступление и заключение), изображающие раскачивающийся метроном, песочные часы и старое пианино в музейном интерьере.

Музыкальный материал естественно оказывается предельно сжатым: в очередной раз сказывается ограниченность во времени (продолжительность фильмов колеблется в интервале от 10-ти до 13 минут). В итоге звучащие фрагменты сокращаются до отдельных фраз или предложений. Знаменательно при этом, что в работах названной серии просматриваются явно выраженные признаки музыкальных композиционных форм. Таковы репризные повторения темы «Смелого наездника» в фильме о Шумане, мелодия «Сурка», звучащая сначала у шарманки, а затем у скрипки («Людвиг ван Бетховен»). Как уже отмечалось, композиция фильма «Антонио Вивальди» следует логике его концертного цикла «Времена года». В фильме «Шуман (Письма)» переплетение тем из сочинений Р. Шумана и К. Вик  формирует особый вид вариационности. Лейтмотивные проведения темы главной партии финала из g-moll’ной симфонии Моцарта (№ 40) приближают форму фильма об этом композиторе к рондообразной.

Аудиовизуальный контрапункт зачастую ведет к образованию новых контекстов. Кроме примеров, приведенных из фильма о Бетховене, большая часть музыкального материала в мультипликационном музыкально-биографическом фильме о Моцарте дана с опережением: детские шалости и фортепианные фантазии юного гения сопровождаются музыкой, сочиненной композитором позднее (это и финал сонаты А-dur Rondo Alla Turka, и главная партия из I части симфонии № 40, и др.). Все серии проекта объединены лейттемами, которые можно условно обозначить как темы сказки (композитор К. Бодров). Эта фортепианная тема начинает и заканчивает многие фильмы, первый ее вариант звучит в картинах о Вивальди и Бетховене, а в последующих лентах она обновляется, но и преображенная тема сказки производна от первоначальной.

Сопроводительный текст имеет разные формы: рассказчик Кот появляется только в первых двух картинах. В фильме про Прокофьева повествование ведется от первого лица, приобретая автобиографический оттенок. В ленте о Моцарте и Шумане вступительные титры представляют собой лаконичную биографическую справку. Если вдуматься, Коту в шумановском сюжете действительно вряд ли было бы удобно комментировать вопросы любви и смерти, безумия и творческого вдохновения! Для английского режиссера Б. Пёрвза также не было задачей пересказать историю жизни и творчества Чайковского: его фильм – изящная элегия о памяти и меланхолии.

Художественный музыкально-биографический фильм, обращенный в историческое прошлое, – предприятие дорогостоящее, поэтому, начиная с 70-х годов ХХ века, нередко возникали международные проекты, способные осуществить подобную сложную задачу. К примеру, двухсерийный художественный фильм о Листе «Грезы любви» – это совместная работа венгерских и советских кинематографистов; шестисерийный  телевизионный художественный фильм «Жизнь Берлиоза» (1982, режиссер Ж. Требуа) – объединенный советско-французский проект; в создании девятисерийного фильма «Жизнь Джузеппе Верди» (1982, режиссер Р. Кастеллани) приняли участие творческие силы из Италии, Франции, Западной Германии и Великобритании. Требуемые для производства подобных картин серьезные материальные вложения, специфический адрес основной, достаточно ограниченной аудитории фильмов музыкально-биографического жанра – вот главные причины, по которым такие произведения остаются эксклюзивным «продуктом». Современная глобализация общекультурного пространства сказалась и в дальнейшей судьбе этого жанра – мультипликационный музыкально-биографический сериал «Сказки старого пианино» также представляет собой транснациональное явление.

Однако выступающая «героиней» фильма, музыка и в большинстве отмеченных образцов исследуемого жанра выполняет важную драматургическую функцию: в новом типе музыкального сценария все основные этапы экранного произведения (экспозиция, развитие образных характеристик, основные драматургические линии, кульминации, развязка) в значительной мере определяются логикой аудиовизуального контрапункта. Новые «кинопартитуры» могут отличаться переосмысленными символами, оркестровкой, здесь может возникнуть своя лейтмотивная система, особые тематические арки. Жанр музыкально-биографического фильма – явление динамичное, органично вписывающееся в картину меняющегося мира.


[1] Нечай О.Ф. Основы киноискусства. – М.: Просвещение, 1989. – С. 204.

[2] Среди работ, посвященных указанному феномену отметим следующие: Севастьянова С.С. Музыкально-биографический фильм // Музыкальное образование в ХХI веке: история, традиции, перспективы, педагогика и исполнительство: Материалы Российской науч.-практич. конференции. – Астрахань, 2010; Она же. Некоторые проблемы жанра музыкально-биографического фильма // Художественное образование России: современное состояние, проблемы, направления развития: Материалы IV Всероссийской науч.-практич. конференции. – Волгоград, 2010; Она же.  Музыкально-биографический фильм: проблемы жанра  // Культура и искусство, 2012, № 1 (7).

[3] http://rus.ruvr.ru/2010/06/16/9905285.html  (последняя дата обращения 19 августа 1912 года).

 

 

 

 


 .