Главная

О нас

Свежий номер  

Архив

Тематические разделы

Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Музыка по жанрам
Исполнительское искусство Музыкальная педагогика
Литературные приложения
Видеотека

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Контакты

 

РАННЕЕ ФОРТЕПИАННОЕ ИВОРЧЕСТВО ИВАНА КАРАБИЦА КАК ОТРАЖЕНИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ТВОРЧЕСКОГО МЕТОДА

Олег Копелюк

Копелюк Олег Алексеевич - аспирант кафедры интерпретологии и анализа музыки Харьковского национального университета искусств им. И. П. Котляревского

Kopeliuk Oleg - postgraduate student of the Interpretology and Music Analysis Department of Kharkov I. P. Kotlyarevsky National University of Arts

oleg_kopelyuk@i.ua

Аннотация. В статье исследуется раннее фортепианное творчество Ивана Карабица. Освещена «аура» становления его композиторского стиля в политической ситуации 1960-х гг. Рассмотрены особенности интонационно-фактурной организации материала, раскрывается специфика художественного мышления молодого композитора. Выявлен фактор влияния европейского на национальную школу в творчестве композитора.

Ключевые слова: фортепианный стиль, периодизация, наследие, национальные традиции, авангардная стилистика.

Early piano creativity of Ivan Karabyts in the context of the aura of the artist's creative becoming.

Abstract. The earlier work period of I. Karabyts is studied in the article. The “atmosphere” in which his composing style was formed amid the political situation of 1960s is described. Specific individual principles of the young composer's writing manner are revealed. The influence of the European music on the national composing school in the composer’s works is discovered.

Keywords: piano performance style, periodization, legacy, national traditions, avant-garde stylistics.

 

            ХХ век – эпоха неоднозначная для музыкального искусства Украины, чрезмерно насыщенная в плане становления и расцвета профессионального образования. Проблема художника и социума ощущалась чрезвычайно остро. Оценка украинской музыки в ее историческом контексте сводится к рассуждениям о необходимости пересмотра устоявшихся канонов в условиях постоянно переменчивой действительности. Стилевые контрасты, их резкие смены во всех проявлениях явились главной движущей силой в адаптации композиторов в социокультурных условиях. Система «отношений» между искусством и властью, в основном, была неотделимой частью украинского музыкально-культурного движения. Социализация личности музыканта, подтверждавшего свое участие в этой системе, сводилась к вынужденному нахождению равновесия между своими творческими установками, с одной стороны, и политического давления, с другой. Профессиональным композиторам в ту пору нередко приходилось писать «в стол».

Периодизация музыкально-культурного процесса в Украине в прошлом веке формировалась значительными социально-историческими действиями.

Первый период (первая треть ХХ века) был ознаменован революциями и войнами. Это период культурного становления, национального самоутверждения. Время усвоения и суммирования европейского духовного наследия украинской культурой, а также время формирования национального композиторского стиля на плюралистической основе при бесспорном доминировании этнофольклорных принципов, по формулировке М. Ржевской [5].  

Соцреалистические установки не позволяли развиваться представителям украинской культуры, вследствие чего второй период (1933-конец 60-х годов), который получил название «расстрелянное Возрождение», был связан с волной идеологического террора, репрессиями. Музыковед, исследуя ситуацию этого времени в стране, определяет данный период как этап культурного застоя, политизация музыкального искусства [5]. Осознанное нежелание брать за первооснову интонации из советских тем воспринималось идеологами как нежелание творцами признать эту действительность. Произведения музыкальной и поэтической литературы, кинематографические ленты, которые нарушали идеологические клише, изымались, их создатели подвергались политическим преследованиям, а порой даже и расправе. Обвинения в национализме также предъявлялись Л. Ревуцкому, Б. Лятошинскому, его ученику И. Бэлзе. Из эпистолярия Б. Лятошинского читаем: «…как композитор я мертв, и когда воскресну — не знаю...», — эти страшные слова были написаны в трагическом 1948-м, в эпоху, когда цепная реакция сознания толпы привела человечество к явлениям массового гипноза — фашизму, геноциду, тоталитаризму [2]. В большинстве случаев творцы музыки умышленно возвращались к использованию традиционных форм, что вело к вынужденному академизму.

            Третий период (70-е гг. ХХ века) характеризуется постепенным освобождением от сковывающих творческий дух устоев, преодолением прямой, влиятельной связи политики на сферу искусства. Этот период позволил композиторам реализовать свой творческий потенциал в свободном формате и открыть плеяду молодых, талантливых имен для мирового сообщества и публики.        Среди таковых – фигура Ивана Карабица, выдающегося украинского композитора, одаренного педагога, дирижера, музыкально-общественного деятеля, основателя международного музыкального фестиваля «Киев-мюзик-фест» и международного конкурса пианистов памяти В. Горовица.

            Иван Карабиц – один из тех, кто ощутил, что значит быть творцом на пересечении двух периодов музыкально-исторического процесса в Украине. Окончив Артемовское (ныне Бахмутское) музыкальное училище (которое ныне гордо носит его имя) как пианист, восемнадцатилетний юноша поступает на кафедру композиции в Киевскую консерваторию (1963 г., ныне Национальная музыкальная академия Украины им. П. Чайковского) в класс к основателю национальной композиторской школы Б. Н. Лятошинскому. Оказаться в классе этого великого мастера было большой честью для каждого абитуриента. Так о нем отзывается доктор искусствоведения, профессор НМАУ имени П. И. Чайковского Марианна Копица: «Б. Лятошинский для украинского музыкального искусства – незаурядная личность, он положил свой талант на алтарь чести, справедливости, высокой духовности, явился трагическим Прометеем украинского национального искусства ХХ столетия» (перевод мой О. К.) [3, с. 171].         Именно честь, свободу духа, искренность творческих исканий воспитывал в своих учениках Б. Лятошинский. А их имена навсегда вошли в золотой фонд украинской национальной культуры второй половины ХХ века – И. Шамо, Л. Грабовский, В. Годзятский, Е. Станкович, В. Сильвестров, Л. Дычко, И. Карабиц и др.

            Учился И. Карабиц у Б. Лятошинского относительно недолго (1963-1964, 1967-1968 гг.). С 1964-1967 гг. композитор служил в армии[1]. Период после возвращения из неё определил дальнейшую творческую судьбу композитора и заложил базис дальнейшего творческого роста в классе Бориса Николаевича. Стоит указать и на тот факт, что во время военной службы, Борис Николаевич получил письмо от своего ученика, полного отчаяния в своих творческих возможностях. И здесь Учитель всячески подбадривал Ивана: «…напрасно Вы, Ваня, глядя на свои сочинения, впадаете в какой-то пессимизм. Зачем думать, что это никому не нужно, как Вы пишете? Когда-то и мне приходили в голову подобные мысли. Вы, безусловно, очень одаренный молодой композитор, говорю это не в порядке комплимента и не для того, чтобы Вы стали зазнаваться. Это Вам, кажется, не свойственно. Если у Вас есть хорошие данные, надо их развивать, и, уверяю Вас, в дальнейшем все станет на место, и кому- то нужно будет то, что Вы будете делать»[2].

            По возвращении из армии для молодого композитора начинается период творческого становления. Но что это было за время? Чем тогда «дышала» музыкальная среда Украины? Авангардное искусство было под запретом в начале 60-х годов ХХ века. Политика тоталитарного режима указывала на необходимость создавать произведения искусства, которые были бы доступны массам. Резкой, гневной критике подвергался и Б. Лятошинский со своей Третьей симфонией. Культура и искусство оставались под жестким колпаком партийно-государственного контроля. Молодым композиторам приходилось тайно организовывать творческие встречи, на которых они могли анализировать западноевропейские тенденции музыкальных композиций, с большим интересом и увлечением осваивать новые техники композиторского письма. Таким образом, процесс музыкального творчества композиторов разделился на официальное и неофициальное «существование».

            Начало 60-х годов ознаменовано временем «оттепели». Этот процесс породил раскол в среде музыкальных деятелей на консерваторов, оставшихся верными старым принципам, и либералов («шестидесятников»), предпринявших попытку изменить положение и роль творческой интеллигенции в стране [6]. Эта был уникальный шанс творческой молодежи создать новый интеллектуальный потенциал, расширить «смелыми» (тогда для Украины) западными «веяниями» национальный колорит своих произведений. Такой интеллектуальный взрыв, который произошел в обществе, в дальнейшем, назовут «феноменом шестидесятничества» [6]

Иван Карабиц «вошел» в музыкальную жизнь Киева, когда композиторы уже изучали достижения Новой Венской школы. Так, в начале 60-х годов появляется легендарная киевская композиторская группа «Киевский авангард», которая начала духовное возрождение украинской музыки, включившись в авангардное движение «второй волны» в Западной Европе. В ее состав входили В. Сильвестров, В. Годзяцкий, Л. Грабовский, И. Блажков, В. Загорцев, В. Губа, С. Крутиков, П. Саволкин. Их творчество вызвало определенный резонанс на Западе. За границей произведения этих композиторов стали исполняться и о них писали в прессе, но в Украине об их творчестве умалчивали. В одном из своих интервью, которое было посвященно 80-летнему юбилею, участник «Киевского авангарда» Л. Грабовский сказал: «Наша музыка в лучшем случае обсуждалась на диссидентских кухнях да в консерваторских сплетнях о «масонской ложе додекафонистов», не глубже и не шире» [7], а на вопрос как изменилась жизнь группы, когда она получила некоторую известность, Леонид Александрович ответил: «Ко всем нам стал захаживать майор Пронин. Ко мне он приходил регулярно, все расспрашивал кто, что и как. Додекафонию уже определили как отличительную черту: кто пишет додекафонически, тот потенциальный враг советской власти, идеологический диверсант» [7]. Можно сказать, что Карабиц явился фигурой периода «перерождения», которое находилось все время на грани сосуществования. Какая же идейно-эстетическая позиция была у молодого композитора? Следует сказать, что практически все студенты и аспиранты Б. Лятошинского входили в состав «киевского аванграда», в том числе и представители младшего поколения – Е. Станкович, О. Кива, И. Карабиц.

В 2015 году Украина отметила 70-летие со дня рождения композитора. За свою 57-летнюю жизнь композитором создано огромное количество произведений в различных жанрах: три симфонии, три концерта для оркестра, ряд вокально-симфонических и камерно-инструментальных произведений для различных составов, без и в сопровождении фортепиано, хоровые, вокальные произведения, эстрадные вокальные сочинения, музыка к фильмам, анимационным фильмам, музыка к театральным представлениям. Фортепианные произведения композитора, в свою очередь, также представляют собой оригинальное целостное художественное явление в истории украинской фортепианной музыки. С 2003 года в городе Бахмут проводится всеукраинский конкурс пианистов имени И. Карабица, на котором каждый участник обязан включить в программу своего выступления произведения композитора. Среди произведений, отобранных участниками конкурса разных лет, были выбраны исключительно прелюдии из цикла. Однако в 2005 году впервые прозвучал цикл «5 миниатюр», а в 2006 году автором данной статьи был исполнен цикл «Прелюдия и токката». Премьерные произведения были выучены исполнителями по рукописному тексту, с которым любезно поделилась вдова композитора – М. Д. Копица.

            Фортепианное творчество И. Карабица представлено, прежде всего, тремя концертами для фортепиано с оркестром, которые были написаны в крайние периоды творчества: в период творческого становления (№ 1 в 1968 г.), творческого самоутверждения (№ 2 в 1972 г.) и в период творческой зрелости (№ 3 в 1999 г.). В поле фортепианных произведений также входит многозначительный по своему масштабу и замыслу цикл «24 прелюдии», который был закончен в 1976 г.

            В 2014 году, по случаю 70-летия со дня рождения композитора, издательство «Музична Україна» выпустила сборник фортепианных произведений И. Карабица [1]. Этот сборник явился уникальной находкой для всех почитателей творчества великого мастера. Благодаря его выходу исполнители и слушатели имеют возможность оценить неизведанные фортепианные страницы творческой лаборатории художника. В сборник вошли все произведения И. Карабица для фортепиано (кроме цикла «24 прелюдии», который был издан еще при жизни композитора): Вариации, цикл «Прелюдия и Токката», Сонатина, Соната, цикл «Пять миниатюр», Вариация на тему Б. Лятошинского, элегия, пьесы «День за днем» и «Одиночество».

               Фортепианную сферу творческой эволюции композитора можно условно разделить на три этапа: 
раннее творчество: Вариации, Соната, Сонатина, цикл «Прелюдия и Токката», концерт № 1 (1963-1970 гг.); 
средний период творчества: концерт № 2, цикл «24 прелюдии», цикл «Пять миниатюр» (1971-1985 гг.);
последние опусы: три джазовые пьесы - элегия, «День за днем», «Одиночество», концерт № 3 «Пять музыкальных моментов для фортепиано с оркестром» (1999).
 
               Эти три этапа представляют исследовательский интерес к анализу авторского фортепианного стиля, методов мышления художника. Раннее 
творчество представлено произведениями, которые композитор создавал, обучаясь в консерватории под руководством Б.Лятошинского. После смерти учителя 
молодой композитор продолжает свое обучение в классе М. Скорика (1968-1972 гг.)
. 
              В студенческие годы И. Карабиц словно «врывается» в творческую молодежную волну Киева. Его учитель, Б. Лятошинский замечает у юноши 
определенный талант, «свежесть» мысли и невероятно тонкий внутренний мир. В это время молодой композиторзнакомится с только что написанными
произведениями самого учителя и его аспирантов. Очень сильное влияние на него произвели «Автографы» и «Разрывы плоскостей» для фортепиано В. Годзяцкого, 
Первая соната для фортепиано В. Сильвестрова, четыре инвенции для фортепиано Л. Грабовского.
 
             Еще будучи студентом младших курсов консерватории, композитор сочиняет  фортепианную, камерную, вокальную музыку, а также пишет произведения 
для струнного оркестра (скерцо для флейты и фортепиано; три пьесы для скрипки, виолончели и фортепиано; лирические сцены для скрипки и фортепиано; 
концертино для кларнета и фортепиано; концертино для валторны и фортепиано; вариации для фортепиано; соната для фортепиано; квинтет для флейты, двух 
скрипок, альта и виолончели; симфониетта для струнного оркестра; концертино для камерного оркестра; вокальный цикл «Пастели» на сл. П. Тычины). Заметим, что 
в ранний период творчества (1964-1974 гг.) фортепианная музыка композитора представлена исключительно крупными формами. Это Вариации, Соната, Сонатина, 
Концерт для фортепиано с оркестром. 

            Характеризуя фортепианный стиль молодого И. Карабица, следует отметить фактор социо-временного пространства, в котором были написаны сочинения. 1960-е годы в музыкальной культуре Украины были не только важным этапом в становлении творческой личности композитора, но и решающим периодом в музыкальной истории страны в целом. И. Карабиц – композитор, у которого начало творческого пути приходится в переломный период преодоления устаревших стереотипов, которые односторонне трактовали понимание категории национального в творчестве деятелей музыкальной культуры. Западные, авангардные техники композиционного письма не приветствовались, а нередко и вовсе запрещались. Иван Карабиц входит в рожденную молодую генерацию, волну авангардистов, которые позволили себе сказать в музыке новое слово. Как результат, мы сегодня имеем полностью сформированных, самобытных личностей, чья музыка с большим интересом воспринимается не только в Украине, но и далеко за ее пределами. На формирование творческой личности И. Карабица повлияла ярчайшая фигура, смелый художник-симфонист первой половины ХХ ст., его искренне любимый учитель Б. Лятошинский. Черты творческого метода мастера будут присущи и его молодому ученику.

Раннее фортепианное творчество Ивана Карабица – это первая удачная композиторская проба, которую можно определить как «ранняя смелость» благодаря политическому климату «оттепели». Композитор освоил додекафонный, серийный, пуантилистический виды техники. Бессменным для творца остается ясность, логика, доступность в изложении музыкального материала. Соната для фортепиано поражает при введении «новомодных» техник своей непосредственной ясностью формы. В ней рано еще говорить о полноте авторского замысла, концепционных находках, философской проблематике в раскрытии образного содержания. Широта композиторского замысла, проблемы общечеловеческих духовных поисков, национальная идея в мировом контексте – все это будет присуще композитору в его фортепианных концертах, симфониях, концерте для хора, солистов и симфонического оркестра «Сад Божественных песен».

70-90 -е года – период, в котором его фортепианный стиль кристаллизовался и приобрёл наибольшую целостность и единство. Однако раннее творчество выявляет дальнейшие, необходимые атрибуты его зрелого стиля, а значит стоит в преддверии его зрелого концертного стиля. В Сонатине, Сонате и Вариациях для фортепиано проявились многие стилевые черты композитора: богатство и разнообразие интонационного багажа, темпо-ритмических решений, четкое логико-функциональное построение композиций. Выявились характерные приемы развития тематизма (вариантность, мотивность, полифоничность, разработочность), фактурное разнообразие, цельность художественного замысла. Симфонический тип мышления, который будет в дальнейшем отображать художественный мир творца, проявляется в сквозном развертывании тематического материала. Классичность формы соотносится с его романтическим восприятием действительности. Данные опусы репрезентируют стремления композитора отобразить в музыке лирическое мироощущение. Композитор часто использует кристально чистые звучания в высоких регистрах инструмента, что придает каждой теме утонченный характер, с изысканными ритмическими изгибами. Анализируя эмоциональную составляющую ряда ранних произведений композитора, хочется сказать о некой чувственной «недосказанности» в открытости подачи тематического материала. Ранние фортепианные произведения И. Карабица, наконец, вышли из архивной формы и заслуживают право быть востребованными сочинениями в современном фортепианном репертуаре.

Литература

1. Іван Карабиць. Твори для фортепіано [ноты]/ упор. М. Копица. – Київ: Музична Україна, 2014. – 65 с.

2. Копица М. Симфонии под .....арестом / М.Д. Копица [электронный ресурс] // День: Электрон. версия печат. публ. URL: https://day.kyiv.ua/ru/article/kultura/simfonii-pod-arestom (дата обращения 02.03.2012)

3. Копиця М. Б. Лятошинський – Г. Бацевич: творчі взаємини / М. Д. Копиця / Рейнгольд Глієр – Борис Лятошинський. Життя і творчість в контексті культури / зб. статей. Житомир – 2014. С. 169 -176

4. Семашко О. Соціологічний ескіз соціально-творчого портрету композитора І. Ф. Карабиця в молодості / О. Семашко // Науковий вісник НМАУ ім. П.І.Чайковського : Вип. 68. Музика в просторі сучасності: друга половина ХХ ст. – поч. ХХІ ст.: зб. ст. – К., 2007. – С. 142 -148

5. Ржевська М. Періодизація українського музичного культурного процесу ХХ століття як проблема динаміки культури / М. Ржевська // Українське музикознавство: зб. статей [ред. кол. О.С. Тимошенко [і інші]. – К ., 2000. – Вип. 29. – С. 103-108.

6. Харченко Є. Ще раз про «невідомі шістдесяті» Іван Карабиць / Є. Харченко // Українське музикознавство : науково-методичний збірник. – Вип. 34. – К., 2005. – С. 245 – 258.

7. Андрусик С., Шимальский Е. Леонид Грабовский. Легегдарный новатор в украинской музыке [электронный ресурс] // Українська правда: Электрон. версия печат. публ. URL: http://life.pravda.com.ua/society/2015/01/28/188559/ (дата обращения 28.01.2015)


[1] Характеризуя Б. Лятошинского, как человека небезразличного к судьбе своего ученика стоит отметить, что именно он способствовал переводу музыканта в ансамбль Киевского военного округа, оказавшись в котором, композитор мог продолжать сочинять.

[2] Письмо Б. Н. Лятошинского к І. Ф. Карабицу от 20 декабря 1963 года. – Архив И. Карабица.