Главная

Архив

Тематические разделы
Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Исполнительское искусство
Музыкальная педагогика

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Реклама

Контакты

 

 
THE HILLIARD ENSEMBLE И ЕГО МУЗЫКА

Маргарита Григорьева

    Восторженные отзывы о Hilliard Ensemble даже у профессиональных музыкантов вызывают подчас недоумение. Между тем этот мужской вокальный коллектив из Великобритании - один из лучших в мире исполнителей старинной музыки. Его стиль уникален и узнаётся с первых звуков. Ансамбль возник в 1974 году и назван был в честь художника-миниатюриста и золотых дел мастера эпохи Возрождения Николаса Хиллерда (не отсюда ли такая отточенность и законченность в исполнении каждой пьесы, её поистине золотой блеск?). Количество участников в нём колеблется от 4 до 6 - 7. В разные годы в нём пели Дэвид Джеймс, Роджер Кави-Крамп, Стивен Херролд, Гордон Джонс, Марк Пэдмор, Пол Хильер, а также Джон Поттер, долгое время бывший "движущей силой" коллектива, занимаясь исторической и исследовательской работой.

    Основным направлением их работы является изучение традиций и принципов исполнения старинной музыки. Исполнение любой музыки - это, конечно, не просто воспроизведение напечатанных нот, но исполнение музыки 12-16 веков - это прежде всего исследование самой нотной записи, ее расшифровка. Готические соборы северной Франции все еще стоят среди нас, как видимые доказательства созидательных импульсов, полных артистизма, духовности и философствования. Чтобы увидеть эти соборы, достаточно проделать небольшой путь. Но чтобы услышать музыку 12 века, нужно более длительное путешествие, такое воображение, которое позволит воссоздать далекое, но не менее прекрасное, утонченное искусство. Парижская школа Notre-Dame в 12 веке становится центром в европейской музыкальной культуре. Ее величайшие предствители - Леонин и Перотин - создали многоголосные произведения в жанре органумов и кондуктов. В основе органума лежал литургический напев, каждый звук которого тянулся очень долго. Так, в органуме Viderunt на слог "Vi"; приходится 38 тактов (в современной записи), на слог "de" - 21 такт, "runt" - 46 тактов. На этом фоне в других голосах (duplum, triplum и quadruplum) разворачивается увлекательная звуковая картина из бесконечной вязи мотивов, организованных ритмически в различные модусы, каковых было 6. Повторяя и варьируя мотивы, Перотин создает громадную композицию из 450 тактов протяженностью в 11-12 минут звучания. С каждым новым тоном основного напева меняется звуковая перспектива, а их смена подобна длительному церемониальному шествию. Слушая квадрупль Viderunt, трудно отделаться от впечатления, что это звучит... минималистская музыка XX века - бесконечно долгое повторение одной мысли путем разных приемов ее изложения создает совершенно особую концепцию, ориентированную на заполнение огромного пространства и вечного, бесконечного времени. Перехватывая мотивы, голоса сливаются в причудливую гармонию, нередко диссонантную, и все же оставаясь независимыми. Именно так и поет этот органум Hilliard Ensemble.

    Новый этап развития многоголосия связан с Англией XV века, именно здесь получили развитие такие черты, как мелосная композиция (предельно распетые, богато колорированные голоса), панконсонантный стиль (т.е. высоко упорядоченная вертикаль с отшлифованным применением дисонансов), новая организация целого, основанная на принципах изоритмии. Литургический напев в теноре теперь использовался по ноовму: он делился на 2 или 3 раздела (talea) с одинаковым (изо-) ритмом, на фоне которых звучали другие голоса, богато и пышно орнаментированные, которые контрастировали и между собой (с разным текстом, зачастую на разных языках) и с cantus firmus. Строго разработанная система пролаций (т.е. делений крупных длительностей на мелкие), совершенных и несовершенных, больших и малых, претворялась в невероятно прихотливых ритмических последовательностях, различных в каждый данный момент в каждом голосе. Это производит впечатление импровизации, как они и возникали в свое время, т.к. искусство многоголосия было изначально импровизационным, т.н. "пение над книгой", т.е. когда перед певцами был записан основной напев, к которому они пристраивали свои голоса. Именно такое впечатление и производит ансамбль. И действительно, их любимое занятие - одним, без публики, для себя, лишь договорившись о каких-то основных моментах, импровизировать так, что никто не знает, что произойдет в следующий момент - поистине магический опыт. Возможно, из этого тайного, непредсказуемого пения и рождается та свобода, которая есть высшее проявление дисциплины и порядка.

    Месса Г. де Машо - первая полная авторская месса, написанная по случаю коронации короля Карла V в Реймсе в 1364 году, она соединяет в себе элементы строгости и величественности и простонародного гокета. Гокет - это прием пения, когда целостная мелодия дробится на отдельные краткие интонации, передаваясь из голоса в голос. Отсутствие сильной доли, длинные синкопы создают невероятно сложный рисунок, сравнимый (вновь) с музыкой XX века. М. Сапонов назвал такой ритм Машо "апогеем мензуральной ритмики". Hilliard Ensemble исполняет это с потрясающей легкостью и изяществом.

    Рондо Машо "Мой конец - мое начало, мое начало - мой конец" эту философскую идею вечного круговорота жизни выражает и чисто композиционными средствами: после 20 такта от начала рондо идет назад, в обратном порядке (т.н. ракоход), возвращаясь к началу.

    Композиторы Возрождения были великими мастерами контрапункта, кажется, что они могли комбинировать звуки бесконечно разнообразно. Й. Окегем - глава 2 Нидерландской школы - в мессе Prolationem каждую часть построил в виде канона, используя последовательно для вступления второго голоса каждый интервал от секунды до октавы. Потом этот принцип повторил И.С. Бах в "Гольдберг-вариациях". При этом второй голос не выписывался, а выводился из первого с помощью указанной мензуры (т.н. "мензуральный канон").

    Жоскен Депре - глава 3 Нидерландской школы - один из североевропейских композиторов, которые сделали карьеру в Италии, где они именовались "ольтермонтани" (т.е. пришедшими из-за гор). Будучи гениально одаренным, Жоскен мгновенно впитал итальянское влияния, благодаря чему "ученая" полифония его произведений, в частности, chansones, согрета тональным и ритмическим весельем фротолл и виланелл южной страны. Вот 6-ти голосная chanson Petite camusette ("Курносая малютка") на текст из романа "Игра о Робине и Марион" одного из последних труверов Адама де ля Аль о том, как Робин и Марион пошли в лес и что из этого вышло. Слушая эту озорную, импульсивно-скерцозную песню, не веришь, что вся она состоит из длинных и кратких канонов.

    Ансамбль поет мессы, мотеты, chansones, мадригалы, пассионы Бёрда, Дюфаи, Таллиса, Пауэера, Щютца, Лассо, да Монте, Изаака и многих других.

    Высшим достижением Возрождения стала полифония Палестрины, именно она и считается строгим стилем, определившим ее законы на много лет вперед. Палестрина сумел использовать все достижения эпохи и придать им совершенное выражение. Известно, что Тридентский собор выражал сильное недовольство многоголосной, изощренно-полифонической техникой мессы, в результате которой становился невнятным текст. Палестрине приписывают славу "спасителя полифонии", на самом же деле это просто свидетельство высочайшей техники, т.к. его музыкальная ткань чрезвычайно пластична, ясна, гармонична. Hilliard Ensemble в полной мере удается передать это качество, т.к. в совершенной гармонии ясно слышна линия каждого голоса.

    Canticum Canticorum - это 29 пятиголосных мотетов из библейской "Песни песней царя Соломона", где в аллегорической форме почти эротической поэзии (Да лобзает он меня лобзанием уст своих. Ибо ласки твои лучше вина... будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино...) передано символическое значение любви к Богу католической церкви. По крайней мере, сдержанно-лирический и полный благочестия тон этих мотетов восхищает одухотворенностью, возвышенностью, совершенной красотой. Музыка словно соткана из нежных и изящных мелодий и созвучий, как будто искусство (в духе эстетики того времени) хочет "представить, какова должна быть сладость ангельских песнопений". Об этом пишет и сам Палестрина в посвящении Папе Григорию XIII.

    В музыке Джезуальдо - совсем другой характер. Она поражала современников, да и потомков, невероятной хроматической гармонией. Джезуальдо не первым открыл эти пути, 2-я половина XVI века явила миру целую плеяду композиторов мадригалистов-хроматистов. Среди них - Лука Маренцио, Чиприано де Роре, Аркадельт (их также поет ансамбль), но именно Джезуальдо довел этот принцип до высшей точки и, прежде всего, в своих знаменитых мадригалах, особенно в 5 и 6 книгах. Но Hilliard Ensemble исполняет его духовную музыку. В отличие от современников, Джезуальдо не написал ни одной мессы. Он выбрал для этой цели жанры священных песнопений и респонсориев, где использовал тексты из Евангелия (На горе Елеонской Иисус обратился к Отцу: "Отец, если возможно, пронеси сию чашу мимо"...). И, хотя это духовная музыка, диссонирующе-хроматический тон проникает и сюда, словно говоря: "Ты не должен был убивать" (намек на известную легенду о князе-убийце). Респонсории звучат как вариации любви и ревности, как мрачный взгляд, полный греховности.

    Hilliard Ensemble поет и современную музыку. Когда в 80-е годы после серии удачных альбомов на британской фирме EMI к коллективу пришла известность, многие композиторы захотели писать для него музыку. Одним из первых был Арво Пярт. Начав свою композиторскую деятельность как яркий авангардист, композитор впоследствии резко изменил этому направлению. Он начал изучать старинную музыку, подружился с эстонским ансамблем Hortus musicus. Особенно огромное влияние оказала на него григорианика, которая научила его, "какая космическая тайна скрыта в искусстве двух-трех звуков". Hilliard Ensemble исполняет Страсти по Иоанну, и эта музыка восходит к самым ранним образцам жанра, и в своей длительной повторности одинаковых или слегка варьированных мотивов требует совершенно иного восприятия, притупленного современным бесконечным потоком звуков. Ансамбль исполняет также музыку Г. Канчели: Morning и Evening Prayers - медитативная музыка с камерным оркестром, солирующим альтом и флейтой, где их голоса органично вписываются в общую звуковую картину тоже почти инструментально. Интересно, как много один стиль может дать другому...

    Довольно скоро ансамбль приобрел такую известность, что уже не успевал исполнить всю музыку, написанную для него. Удачный продюсерский ход позволил решить сразу и культурную, и коммерческую задачу - музыканты стали регулярно устраивать летние школы, куда съезжались певцы и коллективы, желающие изучать и петь старинную музыку. Возникали все новые проекты: то это средневековая месса с органом, то мотеты И.С. Баха в сопровождении скрипки К. Поппена, то симфонический оркестр BBC. Несмотря на бесспорную самобытность ансамбля, у многих он ассоциируется в первую очередь с блестящим альбомом Officium, в котором равноправным участником выступает саксофонист Ян Гарбарек. Как пришла им такая идея? Звучит музыка де Моралеса, П. Де ля Рю, Перотина, Дюфаи, на фоне которой саксофонист выводит свои импровизации. Эта музыка буквально завораживает. В 1999 году сотрудничество возобновилось, и на двойном диске Mnemosyne звучала не только старинная, но и народная музыка - шотландская, перуанская, аргентинская, даже русская. Рефреном диска стала очаровательная колыбельная песня эстонского композитора Тормиса. 11 декабря 2002 года в Москве Hilliard Ensemble исполнил композицию современного автора Л. Белькастро (р. 1946) - La vocce delle creature - это были поистине голоса творения - шелесты, шепоты, вздохи, пощелкивания, каждый в какой-то неуловимый момент и в неуловимой последовательности. Не изоморфно ли это самой жизни, в которой каждый ведет свою линию свободно и раскованно, при этом не нарушая (напротив, создавая!) прекрасную гармонию? Именно такое впечатление производили четверо мужчин на сцене, стоящие на некотором расстоянии друг от друга, как бы независимо, и вместе с тем абсолютно сливаясь в идеальном, почти что райском звучании.