Главная

№ 46 (июль 2014)  

Архив

Тематические разделы

Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Исполнительское искусство Музыкальная педагогика
Литературные приложения
Видеотека

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Контакты

 

«БРАВО, МИША! БРАВО!»

Борис Турчинский

«Мир тесен», - гласит старая поговорка. Мир музыкантов-духовиков еще теснее. А кларнетистов – и подавно… Встречаются два незнакомых человека, начинают разговаривать и вдруг выясняют, что у них много общих знакомых.

Так вышло и у меня с героем моего очерка Михаилом Городецким. Много лет мы работаем вместе в консерватории Петах-Тиквы, учим детей музыке.  Общих знакомых и друзей у нас с ним - не перечесть…

            С 1973 по 1974 год Михаил служил в оркестре штаба Одесского военного округа, после чего уехал в Кишинев. А я в 1974 году приехал учиться и работать в Одессу. Я часто бывал и в Кишиневе - с концертами оркестра, в котором работал, или просто гостил у друзей…  

            Я хорошо помню преподавателя Михаила, известного кларнетиста Евгения Николаевича Вербецкого. Он был учеником профессора нашей Одесской консерватории В.П. Повзуна, не раз приезжал его навестить, заходил и в класс к моему учителю, профессору К.Э. Мюльбергу.

О многих интересных и достойных коллегах, невольно связывающих наши судьбы, мне хотелось бы рассказать читателям… Но сегодня – о самом Михаэле Городецком. Представлю его.

Михаил Городецкий – кларнетист, преподаватель, концертный исполнитель.

Закончил Кишиневское музыкальное училище (класс преподавателя В.М.Калуженко) и Кишиневскую консерваторию (класс профессора народного артиста Молдавии Е.Н.Вербецкого). Родился в городке Бельцы (Молдова). После окончания музыкальной академии в 1972 году работал кларнетистом филармонического оркестра Молдовы. В 1991 году Городецкий эмигрировал в Израиль, где продолжал свою карьеру в качестве исполнителя и педагога.

Михаил Городецкий ежегодно принимает участие в широко известном «Цфат Klezmer Festival». В качестве солиста Михаил участвует в различных клезмерских группах и принимает участие в ряде клезмерских музыкальных фестивалей в разных странах. В 1994 году Городецкий получил приглашение для участия в Международном фестивале музыки и танца в Шотландии. Он был также приглашен принять участие в «Идиш-фестивале» в Париже. Городецкого слушали на престижных концертных площадках США, Испании, Германии, Австрии, он выступал в Болгарии, Таиланде. В 2005 году принял участие в торжествах по случаю 60-й годовщины освобождения Освенцима в Польше.

Летом 2010 года Михаил был приглашен играть в качестве солиста в проекте «Еврейская душа» в город Варну, в филармонический оркестр под управлением Бенджамина Ашкенази.

«Слезы и радость еврейской души»

- Михаил, начнём нашу беседу издалека. Как ты пришел в музыку? Расскажи о своей семье.

- Моя семья совсем не музыкальная. Так что похвастаться, как ты, не могу. Мама и папа – рабочие и совсем не были связаны с музыкой. Но вот меня тянуло к музыке с детских лет, сколько себя помню. И интересно, что родители как-то заметили во мне эту тягу.

Моя родина – Бессарабия – музыкальный край, люди там живут очень одаренные. Где-то я услышал и увидел аккордеон, и это запало в детскую душу. Пришёл домой, взял буханку хлеба и вырезал на ней клавиши, представлял, что я аккордеонист. Не помню, ругали ли меня родители за издевательство над хлебом, но они, наверное, всё же увидели указующий перст сверху. Отвели меня в единственную в городе музыкальную школу.

- Вождь мирового пролетариата Ленин из хлеба делал чернильницы и шахматы, а ты пошел еще дальше, приспособил буханку под целый аккордеон!

- Выходит, так… Бельцы город небольшой. К чести той музыкальной школы, куда меня отвели, были там прекрасные коллективы. Духовой, симфонический и оркестр аккордеонистов. Так я стал играть на аккордеоне. Семь лет играл, пока…

У нас было трио аккордеонистов. Мы много выступали, играли не только классическую, но и фольклорную музыку. Кроме меня, в трио участвовали Семен Кейсер – сегодня он директор консерватории в израильском городе Нацерете (Назарете) - и Исаак Сидигурский, который живёт в Америке.

Не помню, что их «дёрнуло», но они решили перейти на кларнет. Ну, и я с ними за компанию - друзья всё же! Два года до училища я уже играл на кларнете. Инструмент освоил довольно быстро, на второй год уже играл и в духовом, и в симфоническом оркестрах школы. Первым учителем был у меня  А. Раух.

- Кишинёвское музыкальное училище. Каких преподавателей ты вспоминаешь добрым словом?

- Учителем по кларнету у меня был Виталий Миронович Калуженко. Он со мной много работал над техникой исполнения. А вот что касается музыкальной стороны моего образования, тут я обязан нашему концертмейстеру – прекрасному музыканту и человеку Татьяне Григорьевне Харейн. Низкий ей поклон. И ещё одному человеку я хочу выразить свою признательность через много-много лет. Исидор Моисеевич Бурдин, который был руководителем оркестра народной музыки.

На его репетиции мы не ходили, а бежали, ждали их с нетерпением. Он открыл нам новый, завораживающий мир фольклорной музыки. Именно он нас учил приемам фольклорной стилистики, мелизматики. Никто лучше него в этом не разбирался. Все это я до сих пор применяю при игре клезмерской музыки.

- А какой след в твоей жизни оставили годы учебы в консерватории?

- Я занимался у известного кларнетиста Вербецкого Евгения Николаевича. У меня с ним сложились тёплые отношения. На третьем курсе он взял меня к себе в группу кларнетов симфонического оркестра, где он был концертмейстером. И то, что он именно меня выделил из многих студентов, говорило мне о многом, я это воспринял как большой аванс.

Помню как сейчас, как это было. Я пришел на прослушивание, думая, что сейчас буду играть перед комиссией авторитетных музыкантов. А было все намного проще. В класс, где я разыгрывался, зашел главный дирижер симфонического оркестра Тимофей Иванович Гуртовой и очень по-простому попросил что-то сыграть. Затем как-то обыденно сказал (хотя для меня это была новая, торжественная страница моей жизни): «Оклад 90 рублей. Идите оформляться в отдел кадров».

Как далее осуществлялся твой профессиональный рост? Кого еще из преподавателей ты хотел бы вспомнить?

- В 1970 году на Республиканском конкурсе исполнителей на духовых инструментах я занял первое место. Это дало мне дополнительно много творческой энергии для дальнейшего профессионального роста, уверенности в себе, мотивации…

Вспоминая о годах консерватории, не могу не рассказать о преподавателе камерного ансамбля Оскаре Мироновиче Дайне. Удивительно разносторонне грамотный музыкант, он, как и преподаватель оркестра народной музыки в училище, открыл для меня всю красоту камерного музицирования, познакомил с громаднейшим репертуаром. Я до сих пор обожаю играть в разных ансамблях и музыку разных композиторских направлений. И всё благодаря таланту преподавателя и музыканта Оскара Мироновича.

Далее была армия. Оркестр штаба Одесского военного округа, этот коллектив ты и сам хорошо знаешь не понаслышке. Вот отсюда у нас с тобой пошли общие знакомые: дирижеры С. Остапенко,В.Стоянов,В.Детистов, музыканты оркестра А. Зисер, А. Маркосян, А. Гусев и другие. Оркестр был одним из лучших в Союзе и не удивительно, что в 1980 году он занял второе место на Всеармейском конкурсе военных духовых оркестров в Москве (начальник военно-оркестровой службы С.Волынов), а в 1988 году завоевал уже первое место (начальник военно-оркестровой службы А.Салик).

Молдавия, Израиль, клезмерская музыка …

- Михаэль, много лет ты проработал в Национальном симфоническом оркестре Молдовы. Что это были за годы, чем знаменательны они для тебя? Кстати, дирижёр твоего оркестра – народный артист СССР Тимофей Иванович Гуртовой, был председателем Госкомиссии у меня на выпускном экзамене в Одесской консерватории в 1978 году. У меня с ним случайно после экзамена состоялась небольшая любопытная беседа. В основном, она касалась моего выступления, которое ему понравилось. Он рассказал мне, что начал свой путь в музыке на тромбоне, был изначально исполнителем. А только лишь потом взял в руки дирижерскую палочку. Практически все, что создано молдавскими композиторами в симфоническом жанре, было представлено слушателям в его интерпретации. Интересный человек…

- Согласен, Тимофей Иванович был прекрасный дирижер и человек. Он многое сделал  для развития молдавской национальной культуры

Работа в симфоническом оркестре в то время приносила мне радость и наслаждение. Я играл под руководством знаменитых на весь мир дирижеров Ю. Симонова, Л. Зигерстана, П. Ардженто, А. Каца, Д. Вашингтона, А. Хачатуряна, Н. Богословского. С нами играли такие прославленные музыканты как Д. Ойстрах, Л .Коган, М. Ростропович, Г. Кремер, В. Спиваков и много других. Есть, что вспомнить, и есть, чем гордиться.

- А как тебя встретил Израиль? Не было ли разочарований на первых порах?

- Думаю, Борис, Израиль встретил меня точно так же, как и тебя, ведь встречает он нас всех примерно одинаково. Ульпан, изучение иврита. Поиск себя в этой новой стране. Получилось преподавать. Много играю.

- Клезмерская музыка  – еще одно прекрасное изобретение евреев - давно уже вышла за строгие национальные рамки и сегодня является неотъемлемой частью мировой культуры. Ты один из лучших клезмеров Израиля. Поверь, что это не только мое мнение. Я хочу задать тебе несколько вопросов об израильских клезмерах. Насколько популярна тут и за границей эта музыка? Что для тебя клезмерская музыка? Я был на одном из твоих концертов - в «Амфитеатре» Тель-Авивского центра «Азриэли». Ты выступал с Иерусалимским фестивальным оркестром. В зале не было свободных мест, попросту аншлаг. Это говорит о том, что клезмерская музыка в Израиле пользуется любовью и имеет свою аудиторию. Так на всех концертах?

- Для меня клезмерская музыка – это вся моя жизнь, несмотря на мое глубокое уважение к классике и современной музыке. Почти на всех концертах у нас аншлаги, и меня это радует. Есть много любителей этого вида искусства. Среди слушателей есть и молодёжь, что говорит о том, что наша музыка пользуется повсеместной любовью и у нее есть будущее. По-моему клезмерская музыка показывает все лучшее, что есть в человеке. Слушая ее, вы знакомитесь с людьми, которые жили в Европе сотни лет назад.

- У вашего ансамбля «Бессарабия» недавно вышел диск в Лондоне…

- Да, он называется «Tears and Joy of the Jewish Soul» («Слезы и радость еврейской души»), — это совместный проект британских компаний и израильских музыкантов – выходцев из СССР. Диск записан во время серии концертов «Бессарабии» в Израиле. Мастеринг и печать осуществлены в Лондоне.

И еще один профессиональный диск вышел недавно в США – «Jou of Klezmer». Мой земляк из Бельц, Борис Сандлер, спонсировал его выход. Сам он редактор газеты, еврейский писатель, пишущий на идиш. Спасибо ему!

- Михаил, ты часто бываешь на фестивалях клезмерской музыки в разных странах – это, например, Международный музыкальный фестиваль «Мэрцишор» в Молдове. А в знаменитом городе израильских художников и каббалистов Цфате ежегодно в конце лета проходит Международный фестиваль клейзмерской музыки, в котором ты также участвуешь. Поделись впечатлениями. Тебя даже сравнивают с Георой Фейдманом! Так, на вопрос одного зарубежного корреспондента, можно ли сравнить солиста «Bessarabia Klezmers» кларнетиста Михаэля Городецкого с великим Георой Фейдманом, устроители фестиваля в Цфате ответили: «Вполне. Он настоящий виртуоз!».

-Борис это явное преувеличение…

Геора Фейдман большой человек, и я внимательно слежу за его новыми произведениями. Всегда удивляюсь его таланту. Он мой Учитель, хотя я и не взял у него ни одного урока. Бывает такое. Поверь!

Справка.

Геора (Гиора) Фейдман (р. 25 марта 1936, Буэнос-Айрес) — израильский кларнетист-виртуоз, исполнитель клезмерской музыки.

Выходец из семьи музыкантов-клезмеров, эмигрантов из Кишинёва; отец до эмиграции учился в Королевской консерватории в Бухаресте. С детства впитывал азы клейзмерского искусства. Получил также академическое образование в консерватории Буэнос-Айреса. Будучи студентом, играл в оркестре оперного театра «Колон».

В 1956 году Геора Фейдман репатриируется в Израиль, где играет в Израильском симфоническом оркестре. Репертуар Г. Фейдмана чрезвычайно разнообразен — от собственных обработок до пьес Гершвина и Бернстайна. Преподаёт в Иерусалимской академии музыки и танца С. Рубина и Бар-Иланском университете.

Геора Фейдман — исследователь истоков еврейской музыки, собиратель мелодий евреев-выходцев из разных стран мира. С 1976 года — гастролирующий кларнетист. Среди специально написанных для него композиций: «Королевская фанфара» (А. Хайду), «Голем» (Б. Оливеро), «Воздаяние праведнику» (Н. Шериф), «Еврейская свадьба» (Б. Пиговат). Любимым и исполняемым композитором Г. Фейдмана является Астор Пьяццолла, значительную часть произведений которого он переложил для кларнета.

Г. Фейдман также автор многочисленных клезмерских композиций и переложений классической музыки. Выступает с такими коллективами, как Иерусалимский симфонический оркестр, Израильский филармонический оркестр, Израильская камерата, квартеты «Гершвин», «Ардитти» и «Кронос», камерный ансамбль «Kremlin», Нью-Йоркский симфонический оркестр, Берлинский симфонический оркестр, международный симфонический оркестр Германии и с многими другими.

- Михаил, молдавская, румынская, балканская музыка – что общего у них с клезмерской музыкой?

- Скорее всего, история совместного проживания.

- Хочу рассказать читателям и том, что ты выступаешь не только с фольклорной музыкой, но часто обращается и к классике. Какие композиторы или направления в музыке тебе ближе всего?

- Моцарт, Вебер, Бетховен, Мендельсон, Глинка, Боцца, много других.

- Михаил, часто вижу тебя с инструментом в руках. Ты всегда занимаешься - значит, тебе надо быть в постоянной исполнительской форме. А это в свою очередь означает, что у тебя много творческих планов. Не так ли?

- Все мои творческие планы осуществлены: это выступления, гастроли… Не об этом ли обо всем ты как раз и пишешь? По мере возможности пополняю свой репертуар.

Городок мой, Бельцы…

- Михаил, ты родом не просто из Молдавии, а из уникального городка – Бельцы, который слывет типично еврейским укладом, от которого так и веет еврейской традицией: идишкайт, клезмерство – глубоко в душе самого этого городка…

- Да, я родился в небольшом молдавском городке Бельцы, где проживало много евреев. Это один из немногих еврейских городков, о котором даже сложена песня, знаменитая песня: «Бельц, май штетеле Бельц…». Есть и ее перевод на русский язык, на русском она называется «Городок мой, Бельцы».

Дома говорили на идиш, на румынском и на русском, конечно. Мой отец родом из маленького бессарабского местечка, он не был ортодоксом, но был верующим человеком. С детства я слышал дома многие еврейские и молдавские мелодии, которые позже вошли в мой клезмерский репертуар. Я помню еврейские свадьбы в Молдавии, с их неповторимой музыкой… Кларнет и аккордеон, скрипки, альт, виолончель передавали свои живые токи. Звуки рисовали бессарабские пейзажи.

Когда я впервые услышал клезмерскую музыку в записи на кассете, то понял, что нужно быть большим профессионалом, чтобы как следует играть ее. Халтурить тут нельзя!

- А не из городка ли Бельцы и фамилия «Городецкий»? То есть, буквально – «житель городка», надо полагать. Насколько мне известно, Бельцы в составе Российской империи с 1812 года, вследствие войны с Наполеоном. Евреи поселились в Бельцах еще в 1779 году. В тридцатых годах прошлого века в Бельцах имелось пять еврейских школ!

- Евреев в городке было много, были у нас и еврейские школы в свое время, была у нас, конечно и синагога. Каждую субботу и мы с отцом ходили в синагогу, пока при Леониде Ильиче ее не закрыли. Дома у нас был Талмуд. У папы было два шофара. Шофар - это бараний рог, в который трубили, – истинно еврейский музыкальный инструмент, и я храню папины шофары как память. Я считаю, что религия – фундамент нашего народа, и клезмерская музыка – часть этого фундамента, поэтому она мне очень дорога, я ее впитал буквально с молоком матери. Только во время Перестройки началось возрождение еврейской жизни в Бельцах, а в 1989 году открылся еврейский театр-студия «Менора».

Для меня самого исполнение песен на идише и родная клезмерская музыка являются чем-то очень и очень важным, потому что в этом всегда есть некий провокационный момент, всегда мы поем «несмотря на…». Как и молились тогда наши евреи в Бельцах по своему древнему обряду, несмотря на то, что к ним пришла милиция.

Говорят, когда грохочут пушки, умолкают музы. В нашей стране Израиле не всё спокойно, пушки иногда слышны, но мы поём, наши музы не молчат!

Несмотря на то, что Израиль строил совсем другое сознание, другую идентификацию, в которой вроде бы нет места песням и музыке рассеяния, поскольку считается, что наконец-то мы дома, мы все же не забываем их, как важную часть нашей истории и культуры  Несмотря на Катастрофу, в которой сгорело шесть миллионов евреев, несмотря на то, что было сказано: после такой великой трагедии нельзя писать стихов, - стихи и музыка все же создаются, да еще какие стихи, какая музыка!

- Михаил, а не думаешь ли ты, что есть в этом некий утопический момент, некий самообман - ведь в реальности никакая музыка не может помочь человеку преодолеть травму, да еще такую... Но ведь можно и нужно стремиться к преодолению! Искусство играет в этом не последнюю роль?

- Вот поэтому, дорогой Борис, я очень ценю опыт «новых клезмеров». Многих из них беспокоит не только музыка как таковая, но и её сложные психологические, социальные, ритуальные аспекты. Работа с музыкой является для них частью более общей, глубинной философской, нравственной задачи. И очень хорошо, что эти музыканты, давно уже составляющие особое и неповторимое творческое сообщество, имеют возможность встречаться и говорить друг с другом и с аудиторией на своем странном языке, на языке музыки...

- Михаил, как ты оцениваешь общее состояние клезмерской музыки в Израиле? Что ты скажешь о семинарах Э. Кирша для юных клезмеров?

- Наряду с тем, что есть несколько величайших музыкантов – знатоков клезмерской музыки, к великому сожалению, общий уровень невысок… Я принимаю участие в семинаре юных клезмеров, проходящем обычно в дни фестиваля, а это показатель будущего в клезмерском искусстве. У всех ребят разный уровень подготовки. Настоящую клезмерскую музыку им играть еще трудно, но они играют еврейские мелодии, субботние песни. Это уже ступенька, приближающая их к клезмерской музыке; кроме того, здесь им объясняют, что такое импровизация. Это начало, и это важно!

Может быть, эти ребята, эта молодежь поднимет потом эту музыку в Израиле на новый уровень… Организатор семинара Э. Кирш говорит о том, что нет, к сожалению, организованного изучения клезмерской музыки и приобщения к ней молодого поколения. Этот семинар – его личная «причуда», проводит он его на добровольных началах, поскольку верит, что воспитывать молодое поколение клезмеров - необходимо.

Разумеется, после такого трехдневного семинара никто не выйдет готовым клезмером, однако этот маленький шаг очень важен, и я надеюсь, что те, кто пришел на семинар, уйдут уже чуточку другими людьми. Идет поиск возможностей воспитания молодого поколения клейзмеров, и я очень рад, что в этом поиске тоже участвую.

- Любопытный факт. Часто и везде исполняемый танец «Семь сорок», в общем-то, неизвестного автора... По крайней мере, принято считать, что эта музыка - народная. Я прочел это, листая как-то какой-то сборник.

Подумалось, а ведь этого не может быть! Скорее всего, у этого фрейлехса есть-таки автор! И не ошибся. Вот, что рассказывает одессит, композитор и кларнетист Марк Штейнберг: «7-40» – это одесский танец, и написал его Исаай Маркович Абрамович – человек, которого я лично знал. В 50-х годах он руководил ансамблем кинотеатра имени Горького, а первыми исполнителями «семь-сорок» были Абрам Буздес (тромбон), Харитон Флит (кларнет), Наум Кривой (скрипка), Исаак Эдельман (аккордеон), Леонид Войтов (барабан). Я их всех хорошо знал и учился у них еврейскому мелосу». И я ему не могу не верить, он большой музыкальный знаток.

Этот факт, изложенный моим другом Марком Штейнбергом, подтверждается старым печатным лондонским изданием. Исаай Маркович продал несколько фрейлехсов, в том числе ноты «7-40» английскому бизнесмену, и на этих нотах по-русски было написано: «Я рад, что владею оригиналом нот этого знаменитого танца. Спасибо, талантливый Исачок». И подпись.

        - Борис, я верю… Почему бы нет? В основном, играя ту или другую клезмерскую музыку, я знаю авторов. Но если нет автора, могу по характеру, я бы сказал, по «музыкальному почерку», предположить, кто ее написал. Часто одни и те же мелодии мы встречаем у молдаван, румын, у балканских народов. Правда, чуть изменен стиль, мелизмы исполняются по-другому, но все-таки… Когда это музыка чисто еврейская, таки да… Это чувствуется, это видно.

Из газет:

Израильская компания «Жемчужины классической музыки», уже много лет известная как устроитель больших музыкальных фестивалей, концертов классической, литургической, легкой классической музыки, а также фолка, джаза и рока, проводимых в живописных уголках Израиля: в церквях Августы Виктории в Иерусалиме и Святого Иоанна в Хайфе, в монастыре в Латруне и в армянском монастыре в Яффо, - каждый год проводит также и традиционные фестивали на праздник Шавуот.

Компания часто устраивает масштабные представления в открытом амфитеатре Тель-Авивского Центра «Азриэли». Её весенние фестивали «Музыкальный Шавуот» всегда становятся заметным культурным событием в жизни страны, а яркое исполнительское мастерство блистательных музыкантов – всегда ценный подарок для истинных ценителей национального музыкального искусства.

Как всегда, в фестивалях принимают участие музыканты-виртуозы Леонид Красник и Михаэль Городецкий, ансамбли La Basta Band и «Бессарабия», а также Иерусалимский фестивальный оркестр под руководством Владимира Баршевича.

Каждый вечер в самых разных интерпретациях звучат горячие балканские ритмы, лирические мелодии Словении, традиционная еврейская музыка, жгучее современное аргентинское танго, бесшабашный американский джаз, знаменитые бродвейские хиты и, конечно, зажигательная музыка веселых хасидов.

Например, инструментальный ансамбль La Basta Band известен, как и ансамбль «Бессарабия», своим широким стилевым разнообразием – музыканты коллектива одинаково лихо исполняют средиземноморскую, ирландскую, балканскую и цыганскую народную музыку.

Михаэль Городецкий, как всегда, выводит на фестивальную сцену свой квинтет «Бессарабия», в котором вместе с ним задействованы Эли Бельник (аккордеон), Аркадий Аптекарь (скрипка), Стас Ваулин (бас) и Андрей Лукач (ударные). Сам Михаэль демонстрирует свое яркое исполнительское мастерство не только на кларнете, но и на саксофоне и аккордеоне.

Вместе с Иерусалимским фестивальным оркестром Владимира Баршевича масштабные румынские и молдавские дойны, прерывисто ритмичные турецкие танцы, зажигательный еврейско-болгарский «фрейлекс» и медленный «хусидл» исполняет известный аккордеонист-виртуоз Леонид Красник.

Известный в Израиле и за рубежом Иерусалимский фестивальный оркестр в 1990 году основал и с тех пор успешно им руководит авторитетный скрипач и дирижер Владимир Баршевич. С оркестром ежегодно сотрудничают один из лучших скрипачей в мире Сергей Стадлер, «королева виолончели» Наталья Гутман, одна из лучших пианисток мира Ирина Беркович, главный джазмен Израиля Леонид Пташка, солисты израильской оперы Феликс Лившиц, Ирина Бертман, Йотам Коэн и многие другие большие музыканты.

«Браво, Миша, браво!»

Меломанам Кишинёва и Бельц в дни «Мэрцишора» был сделан прекрасный подарок – израильский квинтет «Бессарабия» подарил им свои выступления. Следя за успехами «Бессарабии», я встречал в прессе немало восторженных откликов, вот один из них. Привожу полностью, это стоит того.

 Народный артист Молдовы председатель культурного общества «Салваць фолклорул» Иоан Паулеску:

«Мне, человеку, не чуждому музыке, не только был приятен сам факт столь профессионального, артистичного выступления, но и удивил феномен похожести еврейских и румынских мелодий. Мила Бательман исполнила на скрипке «Чокырлию» с необычайным вдохновением и экспрессией! Кларнет Михаила Городецкого тоже почувствовал себя дома: «Дойна», «Жок де дой», «Жок маре». Я знал Михаила классическим исполнителем, но как фольклорист он потряс меня своей виртуозной техникой и проникновенным исполнением румынской музыки! С большим успехом выступил солист ансамбля Бернард Итан. Манера его пения настолько свободная, что, слушая его, просто отдыхаешь. Я учился в консерватории и с Милой Бательман, и с Моше Цинманом, и с Хиршем Фридманом. И вот, через 20 лет, мы встретились. Все эти дни ощущал радость, а сейчас чувствую отсутствие этих старых друзей и коллег. Хотелось бы прослушать их программу еще и еще раз. Отдельное им спасибо за название квинтета. С глубоким уважением и надеждой на новую встречу».

Как сказано хорошо: «кларнет Городецкого почувствовал себя здесь дома»… Не только Мила Бательман, но и Михаил Городецкий тоже блестяще исполнил на своем инструменте молдавскую «Чокырлию» («жаворонок»), вызвав восторг публики, а также ставшие классикой еврейские мелодии.

Пресса писала:

«Как отметила директор филармонии Светлана Бивол, «Все музыканты израильского ансамбля – выходцы из Молдовы, которые играли в наших музыкальных коллективах, и их выступления на родине – первые после долгого расставания… К сожалению, не так часто, как хотелось бы, в нашу столицу приезжают музыканты, достойные внимания разборчивой кишиневской публики. В дни «Мэрцишора» на сцене Малого зала филармонии и в Бельцах выступали виртуозы, прекрасно владеющие своими инструментами, – израильский квинтет «Бессарабия». Зал филармонии «взорвали» овациями «Бессарабские» клейзмеры. Четверо музыкантов из квинтета – выходцы из Молдавии, все они закончили Кишиневскую консерваторию, работали в симфоническом оркестре при государственной филармонии. Это профессионалы, воспитанные на нашей земле! Вёл концерт Михаэль Городецкий, который впервые за почти 20 лет приехал с гастролями в Кишинев и вышел на некогда родную сцену. Он сказал, что это был очень волнительный для него момент, ведь Михаэль работал в кишинёвском филармоническом оркестре с 1969 года и до самого отъезда в Израиль в 1991 году, целых 22 года!».

- Как же так случилось?» – спрашиваю Михаила о столь затянувшемся ожидании встречи с городом юности, где он состоялся как музыкант...

- Не всегда получается прервать ту работу, которой мы занимаемся в Израиле. А это – преподавание в консерватории, множество учеников, многочисленные гастроли, на которые я выезжаю в качестве солиста и «Бессарабии», и других клезмерских ансамблей. Выступали с концертами в США, Южной Корее, в ряде стран Европы. Например, не так давно – во Франции, на фестивале идишской культуры, в Польше – на мероприятиях по случаю 60-летия освобождения Освенцима; в Испании, Германии, Австрии. Идея приезда в Кишинев давно витала в воздухе, и вот мы здесь!».

«Браво, Миша, браво!», - по-свойски кричали из зала Михаилу земляки. А это самый лучший показатель наиболее теплого приема. И что тут еще можно добавить? И что тут еще скажешь?!

Остается лишь от всех почитателей еврейской народной, клезмерской музыки, а также от имени всех нас, твоих коллег, Михаил, пожелать тебе крепкого здоровья и творческой энергии для осуществления всех намеченных тобою планов! Ведь сам видишь: то, чем ты занимаешься, бередит людям душу. А значит, ты занимаешься нужным делом!

 

 

.