Главная

Свежий номер  

Архив

Тематические разделы
Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Исполнительское искусство
Музыкальная педагогика
Литературные приложения

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Контакты

 

 «OPUS CONTRA NATURAM» БРАЙАНА ФЕРНИХОУ: ВЕРБАЛЬНЫЕ СМЫСЛЫ В МУЗЫКАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ

Владислав Петров

Ярким сочинением, выражающим суть жанра инструментальной композиции со словом, предстает трехчастный цикл «Opus Contra Naturam/Опус против природы (A shadow play/Игра теней)» (1999) для фортепиано английского авангардиста Брайана Фернихоу (р. 1943); текст произносит пианист. Цикл Фернихоу создан на «либретто» Чарльза Бернштейна – американского поэта и писателя (р. 1950), причастного к так называемой «поэзии языка», предполагающей использование при написании литературного произведения игру фонем, фраз и слогов. Самый распространенный прием его произведений – словесное «трюкачество», воссоздающее атмосферу поэтического абсурда и проецирующее на творчество идею индивидуализации. Одно из сочинений Бернштейна – «Katabasis» («Беспорядок») – стало литературной основой инструментального произведения Фернихоу, точнее – самой продолжительной и драматичной II части цикла, центра музыкальной вселенной композиции. При этом, в качестве вербальных «бонусов» в крайних частях композитор использует собственные тексты, во многом перекликающиеся с идеями «поэзии языка». Рассмотрим части цикла.

Основной смысловой константой I части служит индивидуализация всех уровней композиции. Партитуре предпослана объемная аннотация: «Из-за постоянного изменения ключей и регистров, распределение материала между двумя руками является приблизительным. Пианист должен определить этот аспект интерпретации самостоятельно. Тексты (расположенные преимущественно выше нотоносцев) необходимо произносить приблизительно относительно звучания музыки – там, где предлагается их звучание. В некоторых моментах отдельные слова расположены так, чтобы их произносить в точной координации с отдельными звуками фортепиано. Эта координация является намеренно спроецированной. Тексты произносятся в конфронтации вербального и музыкального начал. В частности необходимо выбирать тон голоса, диапазон и способы воспроизведения текста для каждой “вокальной” вставки. Текст должен реагировать на музыкальный контекст. В партитуре преднамеренно не обозначена педаль с целью предоставления исполнителям свободы в выборе акустической импровизации» (перевод мой. – В.П.).

Фернихоу утрирует эстетическую стратегию индивидуализации, столь свойственную алхимии эпохи Возрождения, что подчеркивается названием сочинения: «Opus Contra Naturam» – процесс против природы, способствующий преобразованиям в понимании бытия и трансформации человеческого сознания. Этой же точки зрения придерживался немецкий критик, философ и эссеист Уолтер Бенджамин (1892-1940), сочетающий в своем учении идеи еврейского мессианства и марксистской теории. Ему и посвящена I часть произведения Фернихоу. Если говорить о музыкальном контексте, то процесс против природы музыкального искусства, имитируемый здесь, проявляется в наличии бессвязных и беспорядочных фрагментов, имеющих разную смысловую и формальную направленность. Композитор вспоминал, что писал «Opus Contra Naturam» словно музыкальный дневник – хаотично и временами. В результате появилась партитура, сотканная из ряда музыкальных секций, не связанных друг с другом ни тематически, ни содержательно, предельно стилистически и языково индивидуализированных. Объединяющим началом, при этом, послужил текст, изложенный Фернихоу в вопросно-ответной системе и восходящий своими смыслами к извечным вопросам философии бытия. Его начальные строки выглядят следующим образом:

«Тени рисуют силуэты на стенах самой жизни. Возражаете?

Бесспорно!

Изображения читают мысли?

Да, но это – семантический недостаток.

Временные рамки – вчера, сегодня, завтра –

развращенные данные!.. Так ли это?» (перевод мой. – В.П.).

На протяжении I части, драматической по характеру, во многом эпатажной по способам фортепианной игры, текст произносится пианистом двумя способами:

1) вне музыкально-исполнительского процесса, обособленно – либо во время музыкальных пауз, либо на фоне удерживаемых звуков:

При этом, согласно авторскому указанию, исполнитель должен ритмически «уложить» произнесение текста в контекст музыкального (собственно ритмического) времени.

2) непосредственно со звучанием музыки:

При этом способе произнесения вербальное и музыкальное начала «соприкасаются» в едином пространстве-времени, контрапунктически совпадая по звучанию.

II часть, названная «Беспорядок» и являющаяся самой объемной в цикле Фернихоу, начинается инструментальным разделом, весьма бурным, словно олицетворяющим название. В нем используются разные типы фактур, а применение секундовых соотношений в аккордах, разброс голосов в инструментальном пространстве, преобладание синкоп дают возможность говорить о проявлении здесь джазовых элементов, черт джазовой импровизации. В целом музыкальными средствами воссоздается хаотичность.

Вербальный текст представляет собой также хаос – череду несоотносимых между собой фраз, фонетическую игру, шире – поэзию абсурда, «поэзию языка», к которой, как уже отмечалось выше, тяготел Бернштейн. Его слова легли в основу части (они в силу своей специфики не могут быть переведены на русский язык):

«…from time to time in time to time…

…into and out of…

…like as as as as as like…

…sealed off or shook up…

…smack it…

…or it’ll zap you…

…place your bets between the gaps…

…is it real, or is it cropped…?

…lock it in a box and frame it with a clock…

…stop it or it’ll crack you…

…stuff it or it’ll sting you…

…spin you…

…does it frag or does it mock…?

…skin you…

…pop it or get sucked up in…

…stop it…

…sock you…

…out of…

…or tock you…

…like as…

…as like…

…as when…between…beside…along…

…knock knock who’s there? don’t ask don’t tell who knows…

…the answer comes in the form of a question, an echo inside a shadow wrapped in cellophane…

…or so the story’s told».

В целом, строки логично продолжают мысли текста Фернихоу, использующегося в I части, и также представляют собой философские размышления о времени и его месте в истории, обличенные, в данном случае, в абсурдистскую форму. Текст предполагается читать произвольно в ритмическом и интонационном отношении. Композитор указывает лишь на то, в каком месте должны быть прочитаны определенные фразы:

В контексте драматической музыки, насыщенной громкой динамикой, резкостью, слова пианистом выкрикиваются, что в еще большей степени дает возможность понять их смысловую сущность и распознать в условиях звукового хаоса.

III часть («Страх») не вносит существенных изменений в образный мир цикла Фернихоу «Opus Contra Naturam», хотя и написана в более быстром темпе. В связи с этим можно говорить о монообразности цикла: главенство одной идеи (философское размышление о времени) повлекло за собой слияние частей в единый образный микст, хотя каждая из них имеет свою форму и четко отграничена от другой.

Придуманные Фернихоу фразы и лозунги наподобие «Польза историческая – не есть польза для человека!», «Стремитесь к свободе! Это ваш остов!» здесь предельно соединены с музыкальными звуками. Пианист должен каждый слог произносить вместе с определенным звуком, «в точной, – согласно авторскому комментарию, – ритмической координации вербального и музыкального начал, с господством стаккатного произнесения»:

В связи с указанной спецификой произнесения вербальная часть партитуры здесь пуантилистическим образом «разбросана» в пространстве музыкальной нотописи и графики: слова, слоги и фразы прописаны под (или над) каждым из звуков.

Использование произведения мировой литературной классики, к которой, бесспорно, относится применяемый Фернихоу текст Бернштейна, помимо того, что придает большую эффектность сценической реализации чисто (по жанру и количеству исполнителей!) фортепианного произведения, еще и делает открыто программной инструментальную композицию в целом: слово вносит дополнительный смысл, подчеркивающий основную идею музыкального опуса, идею композитора. Если говорить об идее «Opus Contra Naturam» Фернихоу, то его, казалось бы, абсурдистская сущность, лежащая на поверхности благодаря тексту Бернштейна, написанному в явном абсурдистском ключе, превращается с точки зрения глобальных (=макро) смыслов в идею философскую, выраженную вербальными текстами, созданными самим композитором. В крайних частях цикла постулируются размышления о времени, о жизни и смерти как рамках временного бытия человека в круговерти природных обстоятельств. Центральный по месту положения в цикле Фернихоу и значимый по своей смысловой определенности литературный источник – «Беспорядок» Бернштейна – неслучайным образом избран композитором: автор инструментального цикла констатирует абсолютную абсурдность современного мира, в котором вопросы относительно философии человеческого бытия (сформулированные Фернихоу в I части и находящие разрешение в вербальных лозунгах III части) тонут в общем пространстве мирового хаоса. На уровне концепции данного произведения хаос подчеркивается не только наличием текста Бернштейна, но и всем комплексом музыкального языка, всем музыкальным контекстом – также абсурдистским, как и взятое за основу «либретто».