Главная

№ 53 (сентябрь 2015)  

Архив

Тематические разделы

Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Исполнительское искусство Музыкальная педагогика
Литературные приложения
Видеотека

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Контакты

 

 

СМЕРТЬ И КАТАРСИС: ОБ ОПЕРЕ «ЭМИЛИ» КАЙИ СААРИАХО

Мария Голованёва

Одним из центральных образов искусства является образ Смерти. Его примеры проявляются в литературе («Песня о маленькой смерти» (1936) Ф.Г. Лорки, «Начеку» (1913) Г. Аполлинера, «Крылатая смерть» (1934) Г. Лафкрафта), изобразительном искусстве («Пётр I на смертном ложе» (1725) И. Никитина, «Наполеон II на смертном одре» (1832) И. Эндера, «Камилла Моне на смертном одре» (1879) К. Моне, «Триумф смерти» (1562) П. Брейгеля), кинематографе («Шепоты и крики» (1972) И. Бергмана, «Ястребы» (1988) Р. Миллера, «Фонтан» (2006) Д. Аронофски, «Жизнь прекрасна» (2011) Дж. Ливайна), музыке («Реквием» (1791) В.А. Моцарта, «Пляска смерти» (1849) Ф. Листа, «Черные ангелы» (1970) Дж. Крама, «Пляска смерти» (1874) К. Сен-Санса, «Песни и пляски Смерти» (1877) М. Мусоргского, «Симфонические танцы» (1940) С. Рахманинова).

Смерть – один из древнейших образов в мировой культуре всех времен. Количество трактовок и классификаций понятия «смерть» в различных областях человеческой деятельности крайне обширно. В религиозных учениях смерть обычно касается лишь материального тела. Философия говорит о том, что смерть – не противоположность жизни, а только момент перехода в неживое состояние, то есть она является противоположностью момента рождения. Так или иначе, смерть оставляет отпечаток на мировосприятии человечества на протяжении всего его существования, а потому находит отражение и в его культуре. Искусство приняло от религии и от физиологии человека общие представления о смерти и воплотило ее в образах частных или более обобщенных: это изображение умершего человека в живописи или описание его в литературных произведениях; обобщенный образ-символ в виде некой темной сущности, чаще всего, в виде человеческого скелета, укрытого или не укрытого черным балахоном, держащей в руке косу как символ «выкашивания» бесчисленного количества жизней. В искусстве и религии существует и понятие духовной смерти, под которой подразумевают психическую деградацию личности («Живой труп» (1900) Л. Толстого, «Мертвые души» (1842) Н. Гоголя).

Ярким примером воплощения образа Смерти становится опера «Эмили» знаменитого финского композитора-авангардиста Кайи Саариахо, написанная в 2009 году[1]. Данная произведение по жанру – моноопера, имеющая всего одно действующее лицо, находящееся непосредственно на сцене; сюжет и само действие ограничивается только одной линией. Моноопера обычно раскрывает целую гамму чувств и переживаний одного человека через единственную развернутую сцену. Такой тип оперы можно наблюдать в творчестве А. ШенбергаОжидание», 1909), Ф. Пуленка («Человеческий голос», 1959), М. Таривердиева («Ожидание», 1985).

Партитура «Эмили» Саариахо представляет собой четко прописанный драматургический план, который разработан композитором для исполнительницы. В ней указано большинство действий, которые необходимо произвести певице, такие как: написание письма, цитирование по книгам, передвижения по комнате. Единственный присутствующий на сцене персонаж – Эмили дю Шатле – французский математик и физик XVIII века. Как известно, она внесла значительный вклад в науку, предвосхитив современные теории об инфракрасном излучении, и осуществив перевод труда «Математические начала натуральной философии»[2]  Исаака Ньютона с вносимыми ею ценными комментариями. Кроме того, дю Шатле являлась музой и вдохновительницей Вольтера. Другими персонажами, которые представлены через мировосприятие самой Эмили и не появляются на сцене, стали Вольтер (Франсуа-Мари Аруэ, 1694-1778) – один из крупнейших французских философов-просветителей XVIII века, поэт, прозаик, сатирик, историк, публицист, правозащитник; Исаак Ньютон (1642-1727) – английский физик, математик, механик и астроном; Жан-Франсуа Сен-Ламбер (1716-1803)французский поэт и философ Эпохи Просвещения, член Французской Академии; Маркиз дю Шатле – губернатор Семюр-ан-Осуа, супруг Эмили.

Монооперу Саариахо составляют девять частей, в которых описывается один из последних дней жизни Эмили. Вся опера в целом – сцена написания последнего (предсмертного) письма, во время которой в памяти главной героини возникают воспоминания из жизни, отголоски ее деятельности. Голоса, которые слышит в своем сознании Эмили[3], и видения, которые пугают ее, составляют дополнительный пласт драматургии, насыщая оперу образами ирреальными и фантастическими. Вся опера – выражение противоречий сознания Эмили: она поглощена страстью, но винит эту страсть в своей скорой гибели, она ждет ребенка, но чувствует свою беспомощность, будучи беременной, она боится смерти, но порой видит в ней избавление и путь к вечности.

Рассмотрим части монодрамы несколько подробнее.

Содержание I части – «Предчувствия» (указание композитора: Эмили пишет письмо, произнося мысли вслух) диктуют следующие события: Вечер 1 сентября. Эмили пишет письмо любовнику – маркизу де Сен-Ламбер («Я не знаю, мой друг, даже когда я пишу Вам… / Меня мучают предчувствия… / Но они могут лгать. / У меня все еще есть сердце, чтобы жить, / у меня все еще есть желание писать»). Ей 43, она беременна и ее тяготят предчувствия скорой смерти, она считает дни, последние дни, которые остались ей для жизни. Всю ночь она вспоминает о своей молодости, жизни, о любви и восхищении Вольтера, о мире, о науке, о математике, о солнце и огне. О жизни и о смерти.  Начальный музыкальный материал поручен клавесину, играющему в опере в целом ведущее значение (возможно, клавесин отражает эпоху, в которой жила героиня). Именно клавесин придает музыкальному материалу некую статику, создавая своими «высказываниями» остинатный фон. На этом фоне оркестр исполняет сонорную музыку, характеризующуюся, тем не менее, ритмическим и динамическим спокойствием.

Сначала Эмили зачитывает вслух текст письма (в сценической постановке Чарльстонского театра, осуществленной в 2011 году, строки проецируются на сцену и зрители могут видеть текст) – используется произвольная речитация. Затем исполнительница начинает петь и сочетание вокальной и инструментальной партий создает общий экспрессионистский тон повествования, характерный для всей части в целом, к концу достигающей динамического пика. Мелодика вокальной партии носит явные черты экспрессионистского стиля: не везде выписанная интонационно точно, с чертами шенберговского Sprechstimme», она следует за каждым словом и каждым слогом, передавая эмоциональное состояние героини. В конце I части появляется сонорное созвучие, которое можно назвать созвучием «предчувствия смерти»:

После этого Эмили произносит следующие слова: «Это мерзкое предчувствие...».

II часть носит название «Гробница». Главная героиня, продолжая утверждать предчувствие своей смерти, прибегая к речитации, задается вопросом: «Что вы выгравируете на моей могиле? Здесь лежит Габриэль Эмили маркиза дю Шатле – Ломон… или просто Эмили?». Этот пессимистический взгляд в будущее характеризуется особым музыкальным материалом – резким, ирреально-злым. Преобладающее значение духовых инструментов диктует подобный характер музыки. В конце части Эмили произносит: «Вольтер любил говорить...». И далее пропевает фразу, которую Вольтер произносил когда-то Эмили: «Божественная, возвышенная Эмили!» (эти слова, всплывающие в сознании Эмили, произносящиеся сопрано, транспонируются в басовый регистр специальной техникой в режиме online). Далее Эмили сольно произносит: «Он провозгласил себя...», затем якобы вместе с Вольтером: «...последним из Эмилиан. Я поэт, а ты математик». Такое сопоставление голосов придает ощущение присутствия иного персонажа на сцене, хотя самого физического присутствия не наблюдается. Партии Эмили и Вольтера естественным образом совпадают.

III часть монооперы (указание композитора: Эмили поглаживает бюст Вальтера) – «Вольтер». Эмили продолжает вспоминать о Вольтере – она рассказывает об их взаимоотношениях, смотря на его бюст. Сюжетная драматургия, положенная в основу текстовой части партитуры, такова: десять лет пылающей любви и тонких интеллектуальных взаимоотношений – остывание чувств – превращение любви в дружбу. На протяжении всей части меняется фактура, виды музыкального сопровождения – буквально каждая фраза Эмили имеет собственный музыкальный окрас. Нельзя сказать, что часть обладает музыкальным единством; в большей степени она эклектична, хотя ее начало и конец выражают общие формы движения (пассажи). Также используется найденный ранее Саариахо прием транспонирования голоса online: в сознании Эмили возникают слова, когда-то сказанный ей Вольтером  «Я признаю, что она тиран и ее нужно добиваться: говорить с ней о метафизике, если она хочет говорить о любви» – и техника вновь начинает дублировать партию главной героини на две октавы ниже.

В IV части – «Лучи» (указания композитора: Эмили подходит к библиотеке и говорит о своей страсти к науке) героиня страстно рассуждает о науке, она охвачена интересом к феномену солнца, света как физического явления. Музыка, не выходя за рамки сонорного звучания, приобретает иной характер: в большей степени она пуантилистична, звучит несколько медленнее, спокойнее:

 

Итог такого перевоплощения – смена смыслового ориентира героини: Эмили рассуждает о науке – «Люди имеют лишь смутные представления о природе Солнца. Видя, что оно светит и нагревается, они приходят к выводу, что Солнце – это клубок огня. Но я осмелюсь сказать, что это глупая идея. Солнце притягивает другие небесные тела из-за своей большой массы. Если бы это был комок огня, он не имел бы веса, потому, что огонь невесом... Я заключаю: солнце – это твердое тело». Этот текст пропевается весьма драматично. Также Эмили, в сознании которой происходит смешение реальности и ирреальности, рассуждает о психологии человека: «В человеческой природе правят два принципа – самолюбие, призванное побуждать, и разум, призванный сдерживать». Это противоречие, высказанное (Саариахо прибегает к речитации) в последней фразе части, нашло отражение в образе самой Эмили (героиня разрывается между своими страстями и разумом, ребенок для нее это и награда и наказание, смерть – и уход в небытие, и путь к бессмертию).

V часть имеет название «Встреча» и образно продолжает линию развития предыдущей части: здесь также господствует более тихая динамика, не используется весь оркестр (музыка звучит более камерно), более медленные темпы. Эмили в своих действиях вновь возвращается к написанию письма маркизу де Сен-Ламберу. Она пишет о том, как встретилась с ним, как полюбила его, когда ей было уже за тридцать. «Спустя тридцать лет страсть уже не охватывает нас с той же стремительностью. Я иду, не боясь ошибиться. Нет той страсти, которую мы бы не смогли преодолеть... И я любила Вас, я любила Вас так яростно. Я так и не научилась любить иначе». Эти слова («И я любила Вас...») Эмили уже произносила в I части монооперы, в связи с чем констатируем наличие тематической и смысловой арочности между двумя указанными частями. В процессе написания письма она подражает голосу Вольтера, используя его интонации «полуностальгически и полунасмешливо», а затем берет книгу Вольтера и читает оттуда отрывок (этот прием вновь раскрывается благодаря использованию Саариахо транспонирования online). Лишь в конце на словах «Я так и не научилась любить иначе» нарастает динамика, текст выкрикивается Эмили.

VI часть – «Пожар» (указание композитора: Эмили в состоянии растерянности; она адресует свои мысли то Сен-Ламберу, то Вольтеру, то самой себе; иногда она не понимает зачем произносит все эти фразы) — производит тематическую арку с IV частью («Лучи»). В обеих частях Эмили рассуждает о науке, о явлениях, которые изучает метафизика и в обоих случаях ее рассуждения приводят к переносу смысла на ее личную жизнь. Форму данной части составляют четыре эпизода, каждый из которых начинается чтением книги, а заканчивается обращением Эмили к своему внутреннему миру. Слова, читаемые главной героиней и взятые из книги, перемежаются в ее сознании настолько, что становится невозможным разделить и понять где текст чужой, где текст самой Эмили – возникает текстовый поток, что описано и в либретто. 1 эпизод: «Огонь везде во Вселенной, он воздействует на всех существ. Именно он объединяет и именно он разделяет. Все мои чувства оставляют на мне следы пожара. Все мужчины будто сделаны из глины, а я сделана из огня... ». Духовые инструменты пикколо и виброфон создаюсь изобразительность: в верхнем регистре словно рисуются «вспышки пламени». 2 эпизод: «Горячее тело может передавать тепло холодному... Моя любовь к тебе оставила след – я этого не ожидала». 3 эпизод: «Я наблюдала странное явление: если мы поставим вазу с водой в снег и на огонь, то вода станет холодной быстрее, чем нагреется... Беременной я чувствую себя словно эта вода в вазе – в ловушке. О, как я ненавижу свое тело и свой обезумевший взгляд!». Музыкальная фактура оживляется, драматизируется и динамизируется в момент обращения Эмили к своим чувствам. 4 эпизод: «Если собрать весь радиус цветового спектра, можно узнать, что они имеют разные свойства. Мне кажется, что красный цвет производит больше тепла, чем фиолетовый. Чем больше я вникаю в этот вопрос, тем больше я чувствую приближение смерти. Я чувствую смерть…». Последние слова не несут взволнованности, скорее некоторое смирение. Однообразная тема у клавесина, замкнутая в определенном диапазоне и монотонная, завершает часть.

В VII части («Дитя») Эмили думает о будущем ребенке – возможно, дочери – и его отце, бароне де Бретейле. Она хочет, чтобы дитя было похоже на отца, с ним познало мир, было хранимо им. Соответственно, мысли Эмили обращены и к ребенку:  «…что за жизнь будет после меня? Если ты будущая девушка, то будь осторожна. Береги себя, потому, что тебя и твое счастье никогда не оставят в покое (Эмили здесь зачитывает любые фрагменты “Рассуждения о счастье” Вольтера). Нам нечего делать в этом мире, в котором мы получаем удовольствие», и к барону. Цитаты книги Вольтера дублируются мужским тембром, как это уже наблюдалось в предыдущих частях. Эмили же пропевает эти фразы, подражая детскому голосу. Вокальная партия Эмили, как и оркестра, развивается здесь волнообразно: музыкальные фразы то вздымаются, то утихают. Медные духовые добавляют образу фатальности. Своего рода лейттембром звучит клавесин, отстраненно и потусторонне. В итоге Эмили понимает, страдания – это цена за ее страсти. «Я отказываюсь проклинать мою страсть, пусть она и уходит со мною в небытие». Отстраненным звучанием отзвуков клавесина заканчивается часть:

 

VIII часть – «Начала» (идет непосредственная отсылка в названию книги Ньютона «Математические начала натуральной философии»). Эмили опять возвращается к написанию письма Сен-Ламберу. Она пишет о своем страхе не успеть завершить перевод труда Ньютона, за которым проводит свои последние дни и ночи: «Но основное сделано. Скоро я буду держать книгу в своих руках – “Математические начала...”». В строках, адресованных Сен-Ламберу, возникает особая эмоциональность: «Любовь моя, все время я страдаю, страдаю... Меня мучает тревога, страх, я никогда не смеюсь, мне придется умереть». Музыка этой части отличается большей страстностью, приподнятостью. Партия Эмили еще более экспрессивна.

IX часть носит название «Против забвения». Эмили смиряется со смертью, которая всегда побеждает: «Но она позволила мне закончить книгу, чтобы люди помнили меня». Героиня боится потерять с книгой и своего ребенка «в яме забвения». Партия Эмили здесь достигает кульминационно высоких нот:

тембры сливаются, вместе звучат и колокольчики, и завывающая, фатальная «медь», клавесин и стонущие, не темперированные интонационные комплексы у струнных инструментов. Все это ведет к финалу, но трактовка его неоднозначна (см. об этом ниже).

Как мы понимаем исходя из анализа оперы, Эмили нередко прибегает к цитированию различных книг (Вольтер, Ньютон), эта черта показывает нам рациональную сторону сущности героини. Однако, немаловажно и то, что Эмили очень быстро переходит от цитат к своим собственным мыслям, которые абсолютно психологичны и эмоциональны по своей природе. В этом проявляется противоречивость ее натуры. Особенно отчетливо это можно наблюдать в VI части, где чередуется целый ряд небольших эпизодов, построенных именно по такому принципу.

Каждая из девяти частей имеет свое тематическое наклонение (лирические раздумья, мысли о смерти, рассуждения о науке, беспокойства о ребенке), однако, все они пронизаны идеей смерти. I часть – «Предчувствия» – уже сразу выводит на первый план тему мучительных для героини предчувствий смерти («…Меня мучают предчувствия»). II часть ничуть не осветляет, а лишь продолжает мрачные раздумья Эмили. Она думает не только о Вольтере и его словах. Вопрос «Что будет выгравировано на моей могиле?» приводит ее к вопросу о том, кто она. III часть уводит в сторону лирико-психологическую. Эмили вспоминает о чувствах к Вольтеру и о том, как они изменились со временем, трансформировавшись из страстной любви в дружбу. IV часть тоже не несет напрямую мыслей о смерти. Она посвящена науке и тем переживаниям, которые испытывает героиня, размышляя о физике, алгебре и других науках или явлениях («…В один день я поняла, поняла…я чувствовала себя израненной и я нашла убежища в самом большом и богатейшем царстве, самом мирном – Царстве Знаний…»). Следующая – V часть – посвящена лирическим чувствам и воспоминаниям, на этот раз адресованных маркизу де Сен-Ламберу. Ощущения скорой гибели и беззащитности возвращаются к ней в VI части. Снова появляются мысли о скором рождении ребенка и о том, что это приближает ее к гибели. VII часть, хоть и носит название «Дитя», однако, к концу ее Эмили вновь говорит о своей страсти и том, какой фатальной она стала для нее. VIII часть опять возвращает Эмили к мыслям о смерти. Она пишет Сен-Ламберу о страхе не успеть завершить перевод ньютоновского труда. В последней – IX части – страх смерти полностью завладевает Эмили.

Таким образом, по образному содержанию части распределяются так:

I – «Предчувствия» (смерть и ее предчувствия);

II – «Гробница» (смерть);

III – «Вольтер» (лирико-психологические размышления);

IV – «Лучи» (наука);

V – «Встреча» (лирические чувства);

VI – «Пожар» (беззащитность и ребенок, смерть);

VII – «Дитя» (ребенок и приближение к смерти);

VIII – «Начала» (мысли о труде и смерти);

IX – «Против забвения» (смерть).

Здесь можно увидеть концентрическую логику всей формы в целом, в центре которой находится наука, обрамляемая частями, повествующими о смерти и ее предчувствиях, среднее же положение занимают размышления о любви и будущем ребенке Эмили.

Смерть главной героини не является просто физической смертью. Ее мучительные размышления касаются всего, что составляет смысл жизни на данный момент: наука, любовь, ребенок. Последняя часть говорит о том, что самый большой страх Эмили – оказаться в забвении, потерять в нем не только себя, свою личность, но и плоды своего труда (перевод книги Ньютона) и своего ребенка. Образ Смерти в опере тотальный. Он полностью захватывает все, о чем говорит, пишет и думает героиня. Даже ее воспоминания о любви и страсти (которые, казалось бы, должны носить более оптимистичный характер) имеют фатальный оттенок. Смерть как образ пронизывает все части оперы, за исключением разве что IV части, посвященной науке.

Судить о том, какой оттенок носит исход монооперы можно двояко. С одной стороны, размышления о гибели Эмили в последней части звучат крайне трагично, что подчеркивается и постановкой: ее уход со сцены заканчивается тем, что в зале полностью гаснет свет, и она оказывается во тьме, зачастую, символизирующей Смерть как свершившийся факт. С другой стороны, героиня смиряется со смертью и признает ее победу, и вместе с тем она благодарна ей за то, что «…она позволила закончить книгу, чтобы люди помнили…». В самом финале оперы звучание музыки также весьма неоднозначно: вместе с тянущимися, завывающими и мрачными тембрами появляются и чистые, небесного звука колокольчики. Возможно, таким образом, Эмили уходит из этого мира, но не в забвение, а в другой, нематериальный мир.

По масштабам значимости всех этих событий конкретно для Эмили, безусловно, смерть явилась для нее своего рода Апокалипсисом. Согласимся с мыслью В. Розанова, что «Человек умирает не когда он созрел, а когда он доспел. Т.е. когда жизненные соки его пришли к состоянию, при котором смерть становится необходима и неизбежна»[4]. Примечательно, что «очищение» сознания Эмили произошло не после смерти, а до нее (тогда как в религиозном Апокалипсисе сперва происходят события смерти всех людей, а затем в ожидании Суда их души подвергаются испытаниям). Иначе говоря, этот день жизни Эмили, отраженный в опере, и был процесс катарсиса.


[1] Либретто оперы создано писателем-романистом Амином Маалуфом. В его основу положены события жизни и творчества Эмили дю Шатле. Либретто «Эмили» стало четвертым в сотрудничестве Маалуфа с Кайей Саариахо после опер «Далекая любовь» (2000), «Адриана Матер» (2006), «Страсти по Симоне» (2006). Работа над партитурой была начата в сентябре 2008 года и полностью завершена 19 мая 2009 в Париже. «Эмили» была заказана Национальной оперой Лиона. Партия Эмили написана для известной финской оперной певицы Кариты Маттилы, ей же Саариахо и посвятила оперу. Произведение также посвящено и памяти отца композитора. Состав исполнителей оперы не совсем обычен: 1 флейта (также пикколо и альт-флейта), 1 гобой, 1 кларнет, 1 фагот, 2 валторны, 1 труба, 1 тромбон, литавры, ряд ударных инструментов, на которых играют два человека,1 клавесин, электроника. Премьера состоялась в Национальной опере Лиона 1 марта 2010 года.

[2] Основной труд Ньютона, в котором он сформулировал закон всемирного тяготения и три закона движения, названные впоследствии его именем, был написан в 1687 году; перевод осуществлен в 1749 году.

[3] Саариахо прибегает к необычному приему трансформации голоса. В необходимые композитору моменты, например, во время произнесения Эмили слов, которые любил ей повторять Вольтер, голос сопрано (Эмили) пропускается через мгновенные резонаторы и звучит параллельно в другом тембре, в басу (транспонируется). Подобный прием, расширяющий исполнительские возможности, не нарушает восприятие «Эмили» как монооперы.

[4] Розанов В.В. Апокалипсис нашего времени // Электронный ресурс: http://eletskraeved.ru/rozanov-v-v-apokalipsis-nashego-vremeni  (дата обращения: 9.12.2013)

.