Главная

Архив

Тематические разделы
Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Исполнительское искусство
Музыкальная педагогика

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Реклама

Контакты

 

 

МЕЛОДИИ ПАРАДА, ТЕАТРА И ГОРОДСКОГО САДА

Павел Юхвидин

      Наконец-то! Духовой оркестр Бат-Яма, который вот уж 9 лет выступает здесь и там - на городских празднествах, летних театральных фестивалях, майских ветеранских парадах, в День независимости государства, на встречах и презентациях, в клубах и домах культуры, - впервые дает концерт в зале Бат-Ямского городского Дворца культуры на исходе первой июньской субботы. Впервые именно в зале, потому что на площади у Дворца в дни торжеств и в фойе перед спектаклями оркестр играл много раз. Конечно, городскому духовому так и положено греметь на площадях и набережных, вальсово кружить сады и парки, но и со своей программой для концертного зала выступать необходимо. Иначе ведь коллектива как бы и нет, он будто невидимый град Китеж на дне озера Светлояр.

      Вот об этой невидимости китежной я и беседую с создателем оркестра, его бессменным руководителем и дирижером Валерием Давидовичем.

      П.Ю.: Может быть, наша израильская публика, благосклонно внимающая звукам оркестра в городском саду или в фойе, вовсе и не расположена к развернутым программам духового состава в концертном зале, предназначенном якобы только для квартетов и сонат? Говорят ведь, что евреи - сугубо "народ скрикпки", а трубы с барабаном им чужды, как сабля и боевой конь.

      Валерий Давидович: Я слышал этот миф. Но это миф, скорее, российско-украинский, чем израильский: мы-то знаем, что кроме "грустной скрипки гетто", задорный кларнет фрейлахса и ухающий большой барабан были непременными участниками клезмерских ансамблей. Да и Трумпельдора мы помним с саблей на коне. И капельмейстеры из кантонистов даже при старом режиме, а уж тем более "красные трубачи" времен Гражданской происходили, преимущественно, из евреев (Семен Чернецкий и многие другие).

      П.Ю.: И уж нашим-то "дважды соотечественникам", взраставшим, по Маршаку, на "трубах полковых" ("Я помню день, когда впервые - на третьем от роду году - //Услышал трубы полковые //В осеннем городском саду"), в школьных и заводских духовых оркестрах, на фоне парадов и разного рода процессий, без духовой музыки не прожить.

      В.Д.: Вот видите, "на третьем от роду году". А уж Самуил Яковлевич-то знал, когда советские дети к чему приобщаются, хотя здесь речь идет о нем самом во времена дореволюционные.

      Но существует и другой миф, еще более безосновательный - якобы израильтяне-сабры, особенно восточного происхождения, равнодушны к европейской духовой музыке традиционного состава (с корнетами, саксгорнами) - им, дескать, подавай только биг-бэнд с би-бопом. В Израиле, конечно, свой жизненный уклад, помпезных парадов мало, поэтому на все вооруженные силы страны один-единственный оркестр. И уж, само собой, евреев не принято хоронить с оркестром.

      Но духовой оркестр как жанр израильтяне очень даже любят, и чтобы в этом убедиться, достаточно побывать на фестивалях духовых оркестров, какие ежегодно устраиваются в Кфар-Сабе или какой недавно, в День Независимости, происходил в Хайфе…

      П.Ю.: Да, я как раз был и на том фестивале, и на другом, видел восторженную публику и на стадионе Хайфы, где маршировали военные оркестры девяти стран, и на площади Кфар-Сабы, где уходящему на пенсию руководителю Оркестра полиции Израиля Менаше Лев-Рану рукоплескали, как национальному герою.

      А ведь Оркестр Израильской полиции, который, в основном, выступает с концертами по всем городам страны, имеет состав, принятый ныне в Европе: кларнеты-саксофоны, один гобой, пара флейт, 4-6 труб-корнетов, пара валторн, тромбоны, туба, ударные, вместо контрабаса - бас-гитара. Из всех саксгорнов - только баритон. Таков применяемый ныне в Европе и Америке духовой оркестр - в сущности, духовая группа симфонического поюс семейство саксофонов. Тогда как в России очень популярны изобретенные некогда Адольфом Саксом для кавалерии саксгорны - вентильные широкомензурные альты, тенора. Тогда еще существовало разделение на пехотный (из деревянных) и кавалерийский (только медный - попробуйте-ка сидя на лошади попасть кларнетом в рот - такое можно увидеть только в современном кино про гусаров, когда музыка записывается в студии).

      В.Д.: У нас точно такой же состав, как в Оркестре Армии Обороны Израиля или Оркестре полиции. Но тенор и баритон (как же без баритона!), конечно, имеются, хотя не они составляют основу. Ведь упомянутый вами Адольф Сакс имел совершенно определенный заказ от французского военного министерства: построить такие инструменты, чтобы на них можно было научить играть очень быстро ничего не умеющих призывников. Поэтому для полкового, заводского, школьного, университетского и другого любительского оркестра саксгорны - вещь незаменимая. Но у нас-то - профессионалы, консерваторские выпускники.

      П.Ю.: Программа выступления в концертном зале отличается от того, что вы играете на пленэре?

      В.Д.: Составляя программу, мы стремимся к тому, чтобы разные слушательские круги нашли в ней свое родное, любимое. Популярная классика, например, любима всеми. Поэтому мы играем увертюры (Бизе, Верди, Оффенбах), фрагменты из опер, фантазии на темы мюзиклов. А уж блюзы и джазовые пьесы глен-миллеровской поры давно стали всем родными - и тому, чьи предки из Белостока, и тому, кого привезли из Рабата, и тем, кто из Аддис-Аббебы. Тем более нашим киевлянам-бакинцам-свердловчанам.

      Наша программа называется "Ретро" ("И марш, и мюзикл, и фрейлахс"), и мы включили в нее марши и вальсы, танго Оскара Строка и Розенфельда, бессмертные мелодии Дунаевского. Мы играем и "Бесаме мучо" незабвенной Веласкес…

      П.Ю.: …редкий случай, когда дама-музыковед, скромная музыкальная редакторша радио Мехико стала "гением одной песни" и создала хит столетия.

      В.Д.: А как же без хитов? И "Рио-Рита" играется, а также любимые песни в исполнении певцов Анны Гарбер и Беньямина Герцена. И, конечно, фрейлахсы, "Хава нагила" - как мы без этого? Открывается программа фантазией на темы оперетты американского композитора, родом венгерского еврея Фридерика Лоу "Моя прекрасная леди" по комедии Бернарда Шоу "Пигмалион" (с лейтмотивами "Я танцевать хочу" и "Если повезет чуть-чуть"), а завершается пьесой "Веселый оркестр" Даниила Браславского. Эта пьеса Браславского давно стала нашей эмблемой и мы завершаем ею каждое выступление.

      П.Ю.: О, с Даниилом Абрамовичем мой папа учился на одном курсе факультета военных дирижеров Московской консерватории. Кандидат искусствоведения полковник Браславский - автор учебников инструментовки, а также оркестровых пьес, сверкающих остроумием.

      В.Д.: Программа концерта, как видите, представляет все наши репертуарные грани.

      П.Ю.: Видимо, сами участники оркестра имеют различные стилевые пристрастия?

      В.Д.: Оркестр состоит из профессиональных музыкантов. Конечно, у каждого свой путь - одни после консерваторий работали много лет (и продолжают работать в Израиле) в оперных театрах и симфонических оркестрах, как, например, трубач Михаил Гуц, кларнетист Анатолий Шапиро или тубист Натан Брук; другие играли в разных джазовых коллективах (у Олега Лундстрема, Анатолия Кролла, а сейчас в израильских биг-бэндах), как, к примеру, саксофонист Давид Кац или тромбонист Валерий Фридкин; третьи служили в военных оркестрах - штабных и дивизионных, как трубач Марк Мельниковский. Поэтому пристрастия у оркестрантов, да и опыт, действительно, разные, но профессионал есть профессионал. Он играет то, что требуется и в том стиле, который предполагает каждая пьеса, эпоха ее создания. Мы все же больше ориентируемся на аудиторию, время и место исполнения, чем на вкусы отдельного оркестранта.

      П.Ю.: Но большинство сформировались в советской музыкально-образовательной системе и советском музыкальном бытии?

      В.Д.: Все мы, как ни крути, оттуда родом. Кто-то приехал раньше, кто-то позже. Есть у нас и совсем "свежие" репатрианты - так, трубач Григорий Шавер только недавно прибыл из Владивостока. Но есть и молодые музыканты израильского "изготовления" - в обеих академиях страны готовят превосходных духовиков.

      В коллективе, действительно, немало седовласых и седобородых но мы, все же, не пенсионерский коллектив. Все нацелены на полнокровную артистическую работу.

      П.Ю.: Поддерживает ли вас городская власть?

      В.Д.: Да, морально. И наша репетиционная база - консерватория Бат-Яма, которая находится в ведомстве городского управления образования. Но на содержании мэрии мы не состоим - мы вольная амута (ассоциация). Постоянную зарплату нам никто не платит, нам выплачивают только вознаграждение за выступления заказчики этих выступлений.

      П.Ю.: Значит, оркестранты зарабатывают на жизнь другими занятиями?

      В.Д.: Кто-то играет в других оркестрах и ансамблях, кто-то ведет свои классы (трубы, кларнета, саксофона) в консерваторионах, один из музыкантов (лауреат Всеукраинского конкурса тубист Натан Брук) имеет два диплома - консерватории и медицинского вуза и работает врачом; кто-то и ночным сторожем подрабатывает, имеется несколько пенсионеров. Но мы же с вами не налоговое ведомство, чтобы считать доходы. Есть факт: существует профессиональный духовой оркестр, который может играть и на параде, и в городском саду, и в концертном зале. И есть слушатели, которым мы нужны.