Главная

Свежий номер  

Архив

Тематические разделы
Музыка в Израиле
Классическая музыка
Современная музыка
Исполнительское искусство
Музыкальная педагогика
Литературные приложения

Оркестры, ансамбли, музыкальные театры

Афиша

Наши авторы

 Партнёры

Контакты

 

Написано специально для журнала "Израиль XXI"

 

А НАПОСЛЕДОК Я СКАЖУ

Наум Зайдель

2 ноября 2010 года в Базеле на 87 году жизни скончался выдающийся альтист и дирижер, создатель легендарного Московского камерного оркестра Рудольф Борисович Баршай.

Он обучался в специальной музыкальной школе при Ленинградской консерватории по классу скрипки, затем альта. Окончил Московскую консерваторию в 1948 году в классе профессора Борисовского и у него же – аспирантуру. Активная сольная концертная деятельность началась после 1949, когда он завоевал 2-е место на Международном фестивале демократической молодежи и студентов в Будапеште. Рудольф Баршай скоро стал признанным ведущим альтистом-солистом.

Он играл (1945—1953) в квартете Бородина первого состава - Ростислав Дубинский, Нина Баршай - скрипки, Рудольф Баршай - альт, и Валентин Берлинский - виолончель.

В период хрущёвской "оттепели" железный занавес стал медленно приподниматься. Из Западной Германии осенью 1955 года приехал с концертами Камерный оркестр под управлением Вильгельма Штросса. Успех оркестра был столь велик, что по просьбе генерального секретаря союза композиторов СССР Тихона Хренникова оркестр играл дополнительный концерт для избранной публики в зале Дома композиторов на ул. Третья Миусская. Играли Вторую сюиту си минор И.С. Баха. Эти концерты взволновали и перевернули представление, как надо играть старинную музыку. Обычно Сюиту играли немного уменьшенным составом симфонического оркестра -  массивно, тяжеловесно.

Первым, кто загорелся идеей создать камерный оркестр из 18-20 человек, оказался Рудольф Баршай. По его замыслу это был учетверенный струнный квартет с добавлением контрабаса и чембало.

С присущей ему целеустремленностью Баршай собрал вокруг себя энтузиастов и фанатов, готовых репетировать бесплатно. Так как многие работали в других местах, репетировали в школах и в зале Центрального Дома работников искусств по ночам. Рудольф Баршай перенес принципы квартетного исполнительства в камерный оркестр. Он обладал уникальным Божьим даром педагога-методиста, проводя каждый день уроки игры в оркестре не детям, не студентам, а музыкантам с  высшим образованием, которые учились у разных профессоров. Его задача заключалась в том, чтобы свести к общему знаменателю разные манеры извлечения звука, нажима и скорости ведения смычка, стилевое и техническое единство приемов, музыкальное мышление и вкусы каждого индивидуума. Когда возникали технические проблемы, Баршай немедленно находил и давал советы для их разрешения

После пяти месяцев упорной и напряженной работы 5 марта 1956 года состоялся концерт в Малом зале Московской консерватории. Директор Московской Филармонии Митрофан Белоцерковский и художественный руководитель Моисей Гринберг по достоинству оценили организационные и музыкальные способности Баршая. Они решили принять оркестр в полном составе в штат Московской Филармонии с официальным названием коллектива и официальной должностью Баршая: Московский Камерный оркестр, художественный руководитель оркестра Рудольф Баршай.  

В программках концертов указывались фамилии всех музыкантов, участвующих в концерте. Играли стоя, образуя полукруг, Баршай играл на альте. После окончания Московской консерватории в 1957 я присоединился к оркестру  и был свидетелем повседневной работы изнутри.

Работа начиналась с разминки - играли длинные звуки в унисон, гаммы медленно и быстро, forte, piano, pianissimo. В ходе репетиции изменялось звучание оркестра, устанавливался правильный баланс между различными группами - так в природе преображается пейзаж в минуты восхода солнца.

Кредо Баршая можно выразить одним словом - перфекционизм. Тщательно и тонко отделать мельчайшую деталь, придать ей художественную форму, как это делает хороший ювелирных дел мастер - художник. Такая работа требует много времени, терпения и оценивается соответственно.

Особое внимание было уделено программе составленной из произведений И. С. Баха и первой встрече с Давидом Ойстрахом.

Давид Федорович пришел на первую репетицию с маленьким чемоданчиком. Это оказался портативный проигрыватель. Предложил артистам оркестра прослушать запись Концерта в записи Голландского Камерного Оркестра с неизвестным нам солистом-скрипачом.  Профессор Давид Ойстрах даже играл несколько украшений (мелизмов), как это звучало на записи.

- Так будет красиво, правда? - говорил он.

После многочисленных репетиций последовал концерт в Малом зале Московской Консерватории, затем в Большом зале. Игорь Ойстрах также участвовал. Он играл Концерт Баха ре-минор и Двойной концерт с Давидом Федоровичем. В заключение концерта играли Бранденбургский концерт No. 4 соль мажор. Эта программа повторялась в следующем сезоне в тех же залах. Заключительным эпизодом проекта была запись на пластинку.

Концерт в Большом зале Московской консерватории

Давид Ойстрах неоднократно играл с Рудольфом Баршаем также Sinfonia Concertante K. 364 Моцарта.

Необходимо заметить, что альт сравнительно недавно стал солирующим инструментом. Так, в справочнике 1796 года читаем: “Альт играет главным образом роль сопровождения ... но может также выполнять сольные функции. Однако последнее требует много вкуса, тонкости и абсолютно чистой интонации. Там, где ее нет, альт невыносим для слуха”.

Известно выражение: "Альтисты - это скрипачи с темным скрипичным прошлым".

Сегодня говорят совершенно противоположное по смыслу: Если будешь хорошо играть на скрипке, сможешь играть на альте.

В 1964 году Рудольф Баршай играл в концертах и записал “Гарольд в Италии” Берлиоза. http://www.youtube.com/watch?v=ZPvGySdtnQc&feature=related  Монументальное программное сочинение, которое смело можно назвать Концертом для альта с оркестром. Давид Федорович дирижировал Московским Филармоническим оркестром. После концерта Ойстрах написал теплые слова:

“Моему чудесному Гарольду, музыканту-поэту с искренним восхищением от любящего Давида Ойстраха”.

11-IV-64 г.

Эмиль Гилельс играл с Камерным оркестром Концерт Моцарта (Piano Concerto, K. 467) в Москве и Ленинграде. Помню, возвращались в Москву ночным поездом Красная стрела. Естественно, разговор зашел о прошедшем концерте. Мнение было таково, что Моцарта надо играть с камерным составом оркестра, что более соответствует эпохе, стилю того времени.

Святослав Рихтер, не удовлетворенный оркестровым сопровождением, предпочитал играть только с двумя дирижерами - Бенджамином Бриттеном и Рудольфом Баршаем.

С. Рихтер и Р. Баршай на репетиции оркестра

Московский Камерный оркестр играл каждый месяц несколько концертов в Москве, а также гастролировал по всему Советскому Союзу, однажды даже приехали из Архангельска в Соловки играть концерт в местном клубе. Оркестр гастролировал в Венгрии, ГДР, Польше, ФРГ, Австрии, Бельгии, Франции, Англии, Голландии, США. Японии. Принимал участие в концертах в английском городе Bath, играя совместно с фестивальным оркестром Иегуди Менухина Concerto английского композитора Майкла  Типпетта  для двух камерных оркестров. 

Баршай является автором известных замечательных транскрипций. “Камерная симфония” Шостаковича - это версия Восьмого струнного квартета Шостаковича, сделанная специально для камерного оркестра. “Мимолетности” С. Прокофьева также инструментованы Баршаем для струнного оркестра (http://www.youtube.com/watch?v=P354UcYK6g0&feature=related ). Оркестр п/у Рудольфа Баршая записал многие симфонии  Моцарта и все симфонии (кроме Девятой) Бетховена для фирмы “Мелодия”. С дирижером Баршаем я записывал Третью и Шестую симфонию Бетховена. Состав Московского Камерного оркестра был несколько увеличен за счет струнной группы и недостающих в оркестре духовых инструментов. Московский Камерный оркестр звучал ярко, чисто, динамично - каждый исполнитель играл с полной отдачей и ответственностью. Прослушав Третью (“Героическую”) симфонию,  Д. Шостакович заметил:мы не слышали такого Бетховена со времен Клемперера”.

 Шостакович высоко ценил дирижера Рудольфа Баршая. Он  знал, что такое хорошо, и что такое плохо: "Камерный оркестр представляет удивительное совершенство музыки и исполнения. Характерным для артистов Московского камерного оркестра является единство истории и современности: не искажая текста и духа старинной музыки, артисты делают ее современной и юной для наших слушателей".

В 1969 году Д. Шостакович написал 14 симфонию для  двух певцов-солистов, струнного оркестра и ударных, премьера которой была представлена Московским Камерным оркестром п/у Баршая.

Р. Баршай и Д. Шостакович

Баршай выступает в качестве симфонического дирижера с оркестром Московской филармонии и Большим Симфоническим оркестром Всесоюзного Радио. Мне довелось тогда играть с ним Третью симфонию И. Брамса. Несколько выше я отмечал, что Рудольф Баршай перенес принципы квартетного исполнительства в камерный оркестр. Играя с ним симфонию Брамса, я пришел к выводу, что он переносит принципы работы камерного оркестра в большой симфонический оркестр. Точное следование авторскому тексту, нетерпение к мельчайшим ритмическим неточностям, персональная ответственность и вовлеченность каждого музыканта в творческий процесс. Требовательный к себе, Баршай был взыскательный и бескомпромиссный к своим коллегам-музыкантам. На второй, третьей репетиции игра оркестра преображается. Оркестр играет как стоголовый единомыслящий организм, послушный дирижерской воле Рудольфа Баршая.

После отъезда Баршая в Израиль в 1977 году, звезда Московского Камерного оркестра закатилась. Несмотря на то, что руководителем стал замечательный скрипач Игорь Безродный. После него пришел не менее выдающийся скрипач-виртуоз Виктор Третьяков. Они не смогли держать планку оркестра на прежнем высочайшем уровне.

Баршай принял пост художественного руководителя и главного дирижера Израильского Камерного оркестра. Рудольф Баршай был принят государственными структурами в Израиле, как никто другой из Советского Союза.

Израильский Камерный оркестр работал в рутинном порядке как любой другой коллектив - по системе гастролеров-дирижеров. Тот дирижер хорош, который может быстро, ловко и без проблем склеить программу. Три репетиции - программа концерта готова. Скрипачи в знак одобрения стучат смычками по пультам, публика аплодирует. Среднестатистический концерт для среднестатистического слушателя. Пресса расточает дифирамбы. Довольный собой дирижер спешит на самолет. Завтра у него репетиция с другим оркестром, в другой стране.

Рудольф Борисович получил приглашение от руководства Иерусалимского симфонического оркестра дирижировать три концерта. Он согласился, но с одним условием. В программе должна быть Восьмая симфония Д. Шостаковича. "Отлично, это будет премьера в Израиле" - ответили ему. После концерта, прошедшего с большим успехом, музыканты спрашивали, почему музыка симфонии так драматична, создает ощущение ужаса, разрухи. О чем это? Совершенно верно. Баршай донес до оркестра и слушателей в зале содержание и дух этой симфонии -  “сталинградской".

Дирижер Баршай всегда ищет, мучается, - что-то удалось, многое можно улучшить. В его голове замысел, еще не осуществленный полностью, идея, только ему известная, требующая реализации. Начинается серьезная каждодневная работа. Повторение того, что было в Московском Камерном оркестре в 1957 году.

Израильский Камерный оркестр играл “Искусство фуги” не хуже, чем Московский. Это были событийные концерты. Но газетные критики называли исполнение оркестра сухим, скучным, музейным. Обнаружились непримиримые разногласия с директрисой оркестра Рут Шахар. Баршай потребовал отстранения ее от должности и добился увольнения. Художественному руководителю оркестра Р. Баршаю стало трудно осуществлять художественное руководство. Баршай решил окончить свое сотрудничество с Израильским Камерным оркестром. Он никогда больше не дирижировал в Израиле.

Произошла рокировка, - любопытная перестановка фигур. Израильский дирижер Ури Сегаль принял руководство Израильским Камерным оркестром. У него к тому времени заканчивался контракт с Борнемутским Симфоническим оркестром. Рудольф Баршай в1982 году унаследовал его место.

В 1983 году Иерусалимский симфонический оркестр, выехал с концертами в Германию, Англию. По прибытии в Лондон я приболел. Рудольф Борисович узнал об этом, навестил меня вместе со своей женой Леной в отеле, где я находился. Он был в прекрасном настроении, рассказывал о своих прошедших концертах, о планах на будущее.

Рудольф Баршай, Лена Баршай, Наум Зайдель. Лондон, 1983 г.

 

Рудольф Борисович Баршай работал с London Philharmonic orchestra, Orchestre National de Paris, Tokyo-Philharmonic, Vancouver Symphony Orchestra. В период 1992-1998 он записал с оркестром Западногерманского радио цикл всех 15 симфоний Д. Шостаковича. В 2004 году записал собственную завершенную и реконструированную версию Десятой симфонии Малера с оркестром  Junge Deutsche Philharmonie.

После распада Советского Союза в 1993 году Баршай  триумфально возвратился в Россию. Он дирижировал Большим симфоническим оркестром радио. Исполнялась Девятая симфония Малера

В 2007 году Баршая пригласили дирижировать в Большом зале консерватории. Так российская газета GZT возвещала о предстоящем концерте:

Сегодня в Большом зале консерватории состоится концерт, который можно назвать историческим. За пульт “Виртуозов Москвы” встанет Рудольф Баршай - знаменитый дирижер, создавший в 1955 году легендарный Московский камерный оркестр. Именно этот коллектив познакомил наших слушателей с “Временами года” Вивальди, “Искусством фуги” Баха и многими шедеврами барочной и современной музыки.
              “Я с большой опаской отношусь к камерным оркестрам. Даже самые лучшие среди них, как правило, доставляли мне большие сердечные муки - они настолько далеки не то, что от идеала, но от элементарных, необходимых вещей, которых за много лет работы в Московском камерном оркестре нам удалось добиться. Но на приглашение “Виртуозов” я все же откликнулся.

28 сентября 2010 года Рудольфу Борисович исполнилось 86 лет. Я набрал его номер, длинные гудки, Рудольф Борисович поднимает трубку. Я слышу знакомый, совсем не изменившийся голос. Четкая дикция, ясная мысль, острая память. Рассказывает о скором завершении работы над второй редакцией инструментовки “Искусства фуги.” Вспоминает о Десятой симфонии Г. Малера. “Вы знаете, я записал ее с оркестром  Junge Deutsche Philharmonie. Молодые умные талантливые ребята, не задирают нос, как бывает в знаменитых оркестрах, где так много наглецов и глупых идиотов. Отто Клемперер, величайший дирижер, - тоже настрадался от них. Один невежда как-то сказал ему: Klems, you are talking too much. (Клем, Вы разговариваете слишком много). Я чувствую, накипело у него, больно ему, и говорит он о самом себе с плохо скрываемым волнением.

- Вы не хотите поговорить с Леной? - без перехода спрашивает он меня. Лена берет трубку. После нескольких приветственных слов, она говорит: “Рудик упал на ровном месте, сломал ногу. Он слабый, из дома не выходит, а здесь такой чудесный воздух. Рудик уверяет меня, если бы позвали дирижировать концерт, тогда бы сразу много сил прибавилось. Проверял, не пришло ли приглашение по факсу”.

Грустно мне стало. Рудольф Борисович Баршай посвятил всю свою жизнь единственной Музе, которая всегда вдохновляла его - музыке. Делом всей своей жизни он считал завершение своей версии неоконченной 10-й симфонии Густава Малера и переложение для оркестра “Искусство фуги” И.С. Баха.

Рудольф Баршай наиграл бесчисленное количество грампластинок, CD, и сам себе воздвиг памятник.

Похоронили его там, где он жил и творил, в маленьком живописном швейцарском городке Рамлинсбург, недалеко от Базеля.

Прощай, Маэстро.